Машина времени


Очень помогла мне густая трава. На полпути между пьедесталом Сфинкса и
моими следами, там, где я возился с опрокинутой Машиной, на земле
оказалась свежая борозда. Были видны и другие следы: странные узкие
отпечатки ног, похожие, как мне казалось, на следы ленивца. Это побудило
меня тщательней осмотреть пьедестал. Я уже, кажется, сказал, что он был из
бронзы. Однако он представлял собою не просто плиту, а был с обеих сторон
украшен искусно выполненными панелями. Я подошел и постучал. Пьедестал
оказался полым. Внимательно осмотрев панели, я понял, что они не
составляют одного целого с пьедесталом. На них не было ни ручек, ни
замочных скважин, но, возможно, они открывались изнутри, если, как я
предполагал, служили входом в пьедестал. Во всяком случае, одно было мне
ясно: Машина Времени находилась внутри пьедестала. Но как она попала туда
- это оставалось загадкой.
Я увидел головы двух людей в оранжевой одежде, шедших ко мне между
кустами и цветущими яблонями. Улыбаясь, я повернулся к ним и поманил их
рукой. Когда они подошли, я указал им на бронзовый пьедестал и постарался
объяснить, что хотел бы открыть его. Но при первом же моем жесте они стали
вести себя очень странно. Не знаю, сумею ли я объяснить вам, какое
выражение появилось на их лицах. Представьте себе, что вы сделали бы
неприличный жест перед благовоспитанной дамой - именно с таким выражением
она посмотрела бы на вас. Они ушли, как будто были грубо оскорблены. Я
попытался подозвать к себе миловидное существо в белой одежде, но
результат оказался тот же самый. Мне стало стыдно. Но Машина Времени была
необходима, и я сделал новую попытку. Малыш с отвращением отвернулся от
меня. Я потерял терпение. В три прыжка я очутился около него и, захлестнув
его шею полой его же одежды, потащил к Сфинксу. Тогда на лице у него вдруг
выразились такой ужас и отвращение, что я тотчас же выпустил его.
Однако я не сдавался. Я принялся бить кулаками по бронзовым панелям.
Мня показалось, что внутри что-то зашевелилось, послышался звук, похожий
на хихиканье, но я решил, что это мне только почудилось. Подобрав у реки
большой камень, я вернулся и принялся колотить им до тех пор, пока не
расплющил одно из украшений и зеленая крошка не стала сыпаться на землю.
Маленький народец, должно быть, слышал грохот моих ударов на расстоянии
мили вокруг, но ничего у меня не вышло. Я видел целую толпу на склоне
холма, украдкой смотревшую на меня. Злой и усталый, я опустился на землю,
но нетерпение не давало мне долго сидеть на месте, я был слишком
деятельным человеком для неопределенного ожидания. Я мог годами трудиться
над разрешением какой-нибудь проблемы, но сидеть в бездействии двадцать
четыре часа было свыше моих сил.
Скоро я встал и принялся бесцельно бродить среди кустарника. Потом
направился к холму.
"Терпение, - сказал я себе. - Если хочешь вновь получить свою Машину,
оставь Сфинкса в покое. Если кто-то решил отнять ее у тебя, ты не
принесешь себе никакой пользы тем, что станешь портить бронзовые панели
Сфинкса; если же у похитителя не было злого умысла, ты получишь ее
обратно, как только найдешь способ попросить об этом. Бессмысленно торчать
здесь, среди незнакомых вещей, становясь в тупик перед каждым новым
затруднением. Это прямой путь к безумию. Осмотрись лучше вокруг. Изучи
нравы этого мира, наблюдай его, остерегайся слишком поспешных заключений!
В конце концов ты найдешь ключ ко всему!"
Мне ясно представлялась и комическая сторона моего приключения: я
вспомнил о годах напряженной учебы и труда, потраченных только для того,
чтобы попасть в будущее и изучить его, и сопоставил с этим свое нетерпение
поскорее выбраться отсюда. Я своими руками изготовил себе самую сложную и
самую безвыходную ловушку, какая когда-либо была создана человеком. И хотя
смеяться приходилось только над самим собой, я не мог удержаться и громко
расхохотался.
Войдя в зал огромного дворца, я заметил, что маленькие люди стали
избегать меня. Быть может, причина этому была и другая, но их отчуждение
могло быть связано и с моей попыткой разбить бронзовые двери. Я ясно
чувствовал, что они избегали меня, но постарался не придавать этому
значения и не пытался более заговаривать с ними. Через день-другой все
пошло своим чередом. Насколько было возможно, я продолжал изучать их язык
и урывками производил исследования. Не знаю, был ли их язык слишком прост,
или же я упускал в нем какие-нибудь тонкие оттенки, но, по-моему, он почти
исключительно состоял из существительных и глаголов. Отвлеченных понятий
было мало или, скорее, совсем не было, так же, как и слов, имеющих
переносный смысл. Фразы обыкновенно были несложны и состояли всего из двух
слов, и мне не удавалось высказать или уловить ничего, кроме простейших
вопросов или ответов. Мысли о моей Машине Времени и о тайне бронзовых
дверей под Сфинксом я решил запрятать в самый дальний уголок памяти, пока
накопившиеся знания не приведут меня к ним естественным путем. Но чувство,
без сомнения, понятное вам, все время удерживало меня поблизости от места
моего прибытия.
8. ВСЕ СТАНОВИТСЯ ЯСНЫМ
Насколько я мог судить, весь окружавший меня мир был отмечен той же
печатью изобилия и роскоши, которая поразила меня в долине Темзы. С
вершины каждого нового холма я видел множество великолепных зданий,
бесконечно разнообразных по материалу и стилю; видел повсюду те же чащи
вечнозеленых растений, те же цветущие деревья и высокие папоротники.
Кое-где отливала серебром зеркальная гладь воды, а вдали тянулись
голубоватые волнистые гряды холмов, растворяясь в прозрачной синеве
воздуха. С первого взгляда мое внимание привлекли к себе круглые колодцы,
казалось, достигавшие во многих местах очень большой глубины. Один из них
был на склоне холма, у тропинки, по которой я поднимался во время своей
первой прогулки. Как и другие колодцы, он был причудливо отделан по краям
бронзой и защищен от дождя небольшим куполом. Сидя около этих колодцев и
глядя вниз, в непроглядную темноту, я не мог увидеть в них отблеска воды
или отражения зажигаемых мною спичек. Но всюду слышался какой-то стук:
"Тук, тук, тук", - похожий на шум работы огромных машин. По колебанию
пламени спички я убедился, что в глубь колодца постоянно поступал свежий
воздух. Я бросил в один из них кусочек бумаги, и, вместо того, чтобы
медленно опуститься, он быстро полетел вниз и исчез.
Вскоре я заметил, что между этими колодцами и высокими башнями на
склонах, холмов существует какая-то связь. Над ними можно было часто
увидеть марево колеблющегося воздуха вроде того, какое бывает в жаркий
день над берегом моря. Сопоставив все это, я пришел к заключению, что
башни вместе с колодцами входили в систему какой-то загадочной подземной
вентиляции. Сначала я подумал, что она служит каким-нибудь санитарным
целям. Это заключение само напрашивалось, но оказалось потом неверным.

Страници книги
1| 2| 3| 4| 5| 6| 7| 8| 9| 10| 11| 12| 13| 14| 15| 16| 17| 18| 19| 20| 21| 22| 23| 24| 25| 26