Машина времени


С тех пор много раз я думал, как плохо был я подготовлен к такому
исследованию. Отправляясь в путешествие на Машине Времени, я был исполнен
нелепой уверенности, что люди Будущего опередили нас во всех отношениях. Я
пришел к ним без оружия, без лекарств, без табака, а временами мне так
ужасно хотелось курить! Даже спичек у меня было мало. Ах, если б я только
сообразил захватить фотографический аппарат! Можно было бы запечатлеть
этот Подземный Мир и потом спокойно рассмотреть его. Теперь же я стоял
там, вооруженный лишь тем, чем снабдила меня Природа, - руками, ногами и
зубами; только это да четыре спасительные спички еще оставались у меня.
Я побоялся пройти дальше в темный проход между машинами и только при
последней вспышке зажженной спички увидел, что моя коробка кончается. До
этой минуты мне и в голову не приходило, что нужно беречь спички, и я
истратил почти половину коробки, удивляя наземных жителей, для которых
огонь сделался диковинкой. Теперь, когда у меня оставалось только четыре
спички, а сам я очутился в темноте, я снова почувствовал, как чьи-то
тонкие пальцы принялись ощупывать мое лицо, и меня поразил какой-то
особенно неприятный запах. Мне казалось, что я слышу дыхание целой толпы
этих ужасных существ. Я почувствовал, как чьи-то руки осторожно пытаются
отнять у меня спичечную коробку, а другие тянут меня сзади за одежду. Мне
было нестерпимо ощущать присутствие невидимых созданий. Там, в темноте, я
впервые ясно осознал, что не могу понять их побуждений и поступков. Я
крикнул на них изо всех сил. Они отскочили, но тотчас же я снова
почувствовал их приближение. На этот раз они уже смелее хватали меня и
обменивались какими-то странными звуками. Я задрожал, крикнул опять, еще
громче прежнего. Но в этот раз они уже не так испугались и тотчас
приблизились снова, издавая странные звуки, похожие на тихий смех.
Признаюсь, меня охватил страх. Я решил зажечь еще спичку и бежать под
защитой света. Сделав это, я вынул из кармана кусок бумаги, зажег его и
отступил назад в узкий тоннель. Но едва я вошел туда, мой факел задул
ветер и стало слышно, как морлоки зашуршали в тоннеле, словно осенние
листья. Их шаги звучали негромко и часто, как капли дождя...
В одно мгновение меня схватило несколько рук. Морлоки пытались втащить
меня назад в пещеру. Я зажег еще спичку и помахал ею прямо перед их
лицами. Вы едва ли можете себе представить, какими омерзительно
нечеловеческими они были, эти бледные лица без подбородков, с большими,
лишенными век красновато-серыми глазами! Как они дико смотрели на меня в
своем слепом отупении! Впрочем, могу вас уверить, что я недолго
разглядывал их. Я снова отступил и, едва догорела вторая спичка, зажег
третью. Она тоже почти догорела, когда мне наконец удалось добраться до
шахты колодца. Я прилег, потому что у меня кружилась голова от стука
огромного насоса внизу. Затем сбоку я нащупал скобы, но тут меня схватили
за ноги и потащили обратно. Я зажег последнюю спичку... она тотчас же
погасла. Но теперь, ухватившись за скобы и рассыпая ногами щедрые пинки, я
высвободился из цепких объятий морлоков и принялся быстро взбираться по
стене колодца. Все они стояли внизу и, моргая, смотрели на меня, кроме
одной маленькой твари, которая некоторое время следовала за мной и чуть не
сорвала с меня башмак в качестве трофея.
Подъем показался мне бесконечным. Преодолевая последние двадцать или
тридцать футов, я почувствовал ужасную тошноту. Невероятным усилием я
овладел собой. Последние несколько ярдов были ужасны. Сил больше не было.
Несколько раз у меня начинала кружиться голова, и тогда падение казалось
неминуемым. Сам не знаю, как я добрался до отверстия колодца и, шатаясь,
выбрался из руин на ослепительный солнечный свет. Я упал ничком. Даже
земля показалось мне здесь чистой и благоуханной. Помню, как Уина осыпала
поцелуями мои руки и лицо и как вокруг меня раздавались голоса других
элоев. А потом я потерял сознание.
10. КОГДА НАСТАЛА НОЧЬ
После этого я оказался еще в худшем положении, чем раньше. Если не
считать минут отчаяния в ту ночь, когда я лишился Машины Времени, меня все
время ободряла надежда на возможность бегства. Однако новые открытия
пошатнули ее. До сих пор я видел для себя препятствие лишь в детской
непосредственности миленького народа и в каких-то неведомых мне силах,
узнать которые, казалось мне, было равносильно тому, чтобы их преодолеть.
Теперь же появилось совершенно новое обстоятельство - отвратительные
морлоки, что-то нечеловеческое и враждебное. Я инстинктивно ненавидел их.
Прежде я чувствовал себя в положении человека, попавшего в яму: думал
только о яме и о том, как бы из нее выбраться. Теперь же я чувствовал себя
в положении зверя, попавшего в западню и чующего, что враг близко.
Враг, о котором я говорю, может вас удивить: это темнота перед
новолунием. Уина внушила мне этот страх несколькими сначала непонятными
словами о Темных Ночах. Теперь нетрудно было догадаться, что означало это
приближение Темных Ночей. Луна убывала, каждую ночь темнота становилась
все непроницаемей. Теперь я хоть отчасти понял наконец причину ужаса
жителей Верхнего Мира перед темнотой. Я спрашивал себя, что за мерзости
проделывали морлоки в безлунные ночи. Я был уже окончательно убежден, что
моя гипотеза о господстве элоев над морлоками совершенно неверна. Конечно,
раньше жители Верхнего Мира были привилегированным классом, а морлоки - их
рабочими-слугами, но это давным-давно ушло в прошлое. Обе разновидности
людей, возникшие вследствие эволюции общества, переходили или уже перешли
к совершенно новым отношениям. Подобно династии Каролингов, элои
переродились в прекрасные ничтожества. Они все еще из милости владели
поверхностью земли, тогда как морлоки, жившие в продолжение бесчисленных
поколений под землей, в конце концов стали совершенно неспособными
выносить дневной свет. Морлоки по-прежнему делали для них одежду и
заботились об их повседневных нуждах, может быть, вследствие старой
привычки работать на них. Они делали это так же бессознательно, как конь
бьет о землю копытом или охотник радуется убитой им дичи: старые, давно
исчезнувшие отношения все еще накладывали свою печать на человеческий
организм. Но ясно, что изначальные отношения этих двух рас стали теперь
прямо противоположны. Неумолимая Немезида неслышно приближалась к
изнеженным счастливцам. Много веков назад, за тысячи и тысячи поколений,
человек лишил своего ближнего счастья и солнечного света. А теперь этот
ближний стал совершенно неузнаваем! Элои снова получили начальный урок
жизни. Они заново познакомились с чувством страха. Я неожиданно вспомнил о
мясе, которое видел в Подземном Мире. Не знаю, почему мне это пришло в
голову: то было не следствие моих мыслей, а как бы вопрос извне. Я
попытался припомнить, как выглядело мясо. Оно уже тогда показалось мне
каким-то знакомым, но что это было, я не мог понять.
Маленький народ был беспомощен в присутствии существ, наводивших на
него этот таинственный страх, но я был не таков. Я был сыном своего века,
века расцвета человеческой расы, когда страх перестал сковывать человека и
таинственность потеряла свои чары. Во всяком случае, я мог защищаться. Без
промедления я решил приготовить себе оружие и найти безопасное место для
сна. Имея такое убежище, я мог бы сохранить по отношению к этому
неведомому миру некоторую долю той уверенности, которой я лишился, узнав,
какие существа угрожали мне по ночам. Я знал, что не засну до тех пор,
пока сон мой не будет надежно защищен. Я содрогнулся при мысли, что эти
твари уже не раз рассматривали меня.

Страници книги
1| 2| 3| 4| 5| 6| 7| 8| 9| 10| 11| 12| 13| 14| 15| 16| 17| 18| 19| 20| 21| 22| 23| 24| 25| 26