Машина времени


Однообразные, ядовито-зеленые лишайники, разреженный воздух, вызывающий
боль в легких, - все это производило подавляющее впечатление! Я перенесся
на столетие вперед и увидел все то же багровое солнце - только немного
больше и тусклее, - тот же умирающий океан, тот же серый холодный воздух и
то же множество ракообразных, ползающих среди красных скал и зеленых
лишайников. А на западе, низко над горизонтом, я увидел бледный серп,
похожий на огромную нарождающуюся луну.
Так продолжал я передвигаться по времени огромными скачками, каждый в
тысячу лет и больше, увлеченный тайной судеб Земли и в состоянии какого-то
гипноза наблюдая, как солнце на западе становится все огромней и тусклей,
как угасает жизнь. Наконец больше чем через тридцать миллионов лет
огромный красный купол солнца заслонил собой десятую часть потемневшего
неба. Я остановился, так как многочисленные крабы уже исчезли, а
красноватый берег казался безжизненным и был покрыт лишь
мертвенно-бледными мхами и лишайниками. Местами виднелись пятна снега.
Ужасный холод окружал меня. Редкие белые хлопья медленно падали на землю.
На северо-востоке под звездами, усеивавшими траурное небо, блестел снег и
высились волнистые вершины красновато-белых гор. Прибрежная полоса моря
была скована льдом, и огромные ледяные глыбы уносились на простор; однако
большая часть соленого океана, кровавая от лучей негаснущего заката, еще
не замерзла.
Я огляделся в поисках каких-нибудь животных. Смутное опасение все еще
удерживало меня в седле Машины. Но ни в небе, ни на море, ни на земле не
было признаков жизни. Лишь зеленые водоросли на скалах свидетельствовали,
что жизнь еще не совсем угасла. Море далеко отступило от прежних берегов,
обнажив песчаное дно. Мне показалось, что на отмели что-то движется, но
когда я вгляделся пристальнее, то не увидел никакого движения; я решил,
что зрение обмануло меня и это был просто черный камень. На небе горели
необычайно яркие звезды, и мне казалось, что они почти перестали мерцать.
Вдруг я увидел, что диск солнца на западе стал менять свои очертания.
На его краю появилась какая-то трещина или впадина. Она все более
увеличивалась. С минуту я в ужасе смотрел, как на солнце наползала
темнота, а потом понял, что это начинается затмение. Должно быть, Луна или
Меркурий проходили перед его диском. Разумеется, прежде всего я подумал о
Луне, но дальнейшие соображения привели меня к выводу, что в
действительности очень близко к Земле прошла перед солнцем одна из крупных
планет нашей системы.
Темнота быстро надвигалась. Холодными порывами задул восточный ветер, и
в воздухе гуще закружились снежные хлопья. С моря до меня донеслись
всплески волн. Но, кроме этих мертвенных звуков, в мире царила тишина.
Тишина? Нет, невозможно описать это жуткое безмолвие. Все звуки жизни,
блеяние овец, голоса птиц, жужжание насекомых, все то движение и суета,
которые нас окружают, - все это отошло в прошлое. По мере того как мрак
сгущался, снег падал все чаще, белые хлопья плясали у меня перед глазами,
мороз усиливался. Одна за другой погружались в темноту белые вершины
далеких гор. Ветер перешел в настоящий ураган. Черная тень ползла на меня.
Через мгновение на небе остались одни только бледные звезды. Кругом была
непроглядная тьма. Небо стало совершенно черным.
Ужас перед этой безбрежной тьмой охватил все мое существо. Холод,
пронизывавший до мозга костей, и боль при дыхании стали невыносимы. Я
дрожал и чувствовал сильную тошноту. Потом, подобно раскаленной дуге, на
небе снова появилось солнце. Я слез с Машины, чтобы немного прийти в себя.
Голова у меня кружилась, и не было сил даже подумать об обратном
путешествии. Измученный и растерянный, я вдруг снова увидел на отмели, на
фоне красноватой морской воды, какое-то движение. Теперь сомневаться уже
не приходилось. Это было нечто круглое, величиною с футбольный мяч, а
может быть, и больше, и с него свисали длинные щупальца; мяч этот казался
черным на колыхавшейся кроваво-красной воде, и передвигался он резкими
скачками. Я почувствовал, что начинаю терять сознание. Но ужас при мысли,
что я могу беспомощно упасть на землю в этой далекой и страшной полутьме,
заставил меня снова взобраться на седло.
15. ВОЗВРАЩЕНИЕ ПУТЕШЕСТВЕННИКА ПО ВРЕМЕНИ
И я отправился назад. Долгое время я лежал без чувств на своей Машине.
Снова началась мерцающая смена дней и ночей, снова солнце заблистало
золотом, а небо - прежней голубизной. Дышать стало легче. Внизу подо мной
быстро изменялись контуры земли. Стрелки на циферблатах вертелись в
обратную сторону. Наконец я снова увидел неясные очертания зданий периода
упадка человечества. Они изменялись, исчезали, и появлялись другие. Когда
стрелка, показывавшая миллионы дней, остановилась на нуле, я уменьшил
скорость. Я стал узнавать знакомую архитектуру наших домов. Стрелка,
отмечавшая тысячи дней, возвращалась ко времени отправления, ночь и день
сменяли друг друга все медленней. Стены лаборатории снова появились вокруг
меня. Осторожно замедлил я движение Машины.
Мне пришлось наблюдать странное явление. Я уже говорил вам, что, когда
я отправился в путь и еще не развил большой скорости, через комнату
промчалась миссис Уотчет, двигаясь, как мне показалось, с быстротой
ракеты. Когда же я возвратился, то снова миновал ту минуту, в которую она
проходила по лаборатории. Но теперь каждое ее движение казалось мне
обратным. Сначала открылась вторая дверь в дальнем конце комнаты, потом,
пятясь, появилась миссис Уотчет и исчезла за той дверью, в которую прежде
вошла. Незадолго перед этим мне показалось, что я вижу Хилльера, но он
мелькнул мгновенно, как вспышка.
Я остановил Машину и снова увидел свою любимую лабораторию, свои
инструменты и приборы в том же виде, в каком я их оставил. Совершенно
разбитый, я сошел с Машины и сел на скамью. Сильная дрожь пробежала по
моему телу. Но понемногу я начал приходить в себя. Лаборатория была такой
же, как всегда. Мне казалось, что я заснул и все это мне приснилось.
Но нет! Не все было по-прежнему. Машина Времени отправилась в
путешествие из юго-восточного угла лаборатории, а вернулась она в
северо-западный и остановилась напротив той стены, у которой вы ее видели.
Точно такое же расстояние было от лужайки до пьедестала Белого Сфинкса, в
котором морлоки спрятали мою Машину.
Не знаю, долго ли, но я был не в состоянии думать. Наконец я встал и
прошел сюда через коридор, хромая, потому что пятка моя еще болела. Я был
весь перепачкан грязью. На столе у двери я увидел номер "Пэл-мэл газэтт".
Она была сегодняшняя. Взглянув на часы, я увидел, что было около восьми.
До меня донеслись ваши голоса и звон тарелок. Я не сразу решился войти:
так я был слаб и утомлен! Но я почувствовал приятный запах еды и открыл
дверь. Остальное вы знаете. Я умылся, пообедал и вот теперь рассказываю
вам свою историю.

Страници книги
1| 2| 3| 4| 5| 6| 7| 8| 9| 10| 11| 12| 13| 14| 15| 16| 17| 18| 19| 20| 21| 22| 23| 24| 25| 26