Машина времени


- Но ведь это просто парадокс, - сказал Редактор.
- Сегодня я не в силах спорить. Рассказать могу, но спорить не в
состоянии. Если хотите, я расскажу вам о том, что со мной случилось, но
прошу не прерывать меня. Я чувствую непреодолимую потребность рассказать
вам все. Знаю, что едва ли не весь мой рассказ покажется вам вымыслом.
Пусть так! Но все-таки это правда - от первого до последнего слова...
Сегодня в четыре часа дня я был в своей лаборатории, и с тех пор... за три
часа прожил восемь дней... Восемь дней, каких не переживал еще ни один
человек! Я измучен, но не лягу спать до тех пор, пока не расскажу вам все.
Тогда только я смогу заснуть. Но не прерывайте меня. Согласны?
- Согласен, - сказал Редактор.
И все мы повторили хором:
- Согласны!
И Путешественник по Времени начал свой рассказ, который я привожу
здесь. Сначала он сидел, откинувшись на спинку кресла, и казался крайне
утомленным, но потом понемногу оживился. Пересказывая его историю, я
слишком глубоко чувствую полнейшее бессилие пера и чернил и, главное,
собственную свою неспособность передать все эти характерные особенности.
Вероятно, вы прочтете ее со вниманием, но не увидите бледного искреннего
лица рассказчика, освещенного ярким светом лампы, и не услышите звука его
голоса. Вы не сможете представить себе, как по ходу рассказа изменялось
выражение этого лица. Большинство из нас сидело в тени: в курительной
комнате не были зажжены свечи, а лампа освещала только лицо Журналиста и
ноги Молчаливого Человека, да и то лишь до колен.
Сначала мы молча переглядывались, но вскоре забыли обо всем и смотрели
только на Путешественника по Времени.
4. ПУТЕШЕСТВИЕ ПО ВРЕМЕНИ
- В прошлый четверг я объяснял уже некоторым из вас принцип действия
моей Машины Времени и показывал ее, еще не законченную, в своей
мастерской. Там она находится и сейчас, правда, немного потрепанная
путешествием. Один из костяных стержней надломлен, и бронзовая полоса
погнута, но все остальные части в исправности. Я рассчитывал закончить ее
еще в пятницу, но, собрав все, заметил, что одна из никелевых деталей на
целый дюйм короче, чем нужно. Пришлось снова ее переделывать. Вот почему
моя Машина была закончена только сегодня. В десять часов утра первая в
мире Машина Времени была готова к путешествию. В последний раз я осмотрел
все, испробовал винты и, снова смазав кварцевую ось, сел в седло. Думаю,
что самоубийца, который подносит револьвер к виску, испытывает такое же
странное чувство, какое охватило меня, когда одной рукой я взялся за
пусковой рычаг, а другой - за тормоз. Я быстро повернул первый и почти
тотчас же второй. Мне показалось, что я покачнулся, испытав, будто в
кошмаре, ощущение падения. Но, оглядевшись, я увидел свою лабораторию
такой же, как и за минуту до этого. Произошло ли что-нибудь? На мгновение
у меня мелькнула мысль, что все мои теории ошибочны. Я посмотрел на часы.
Минуту назад, как мне казалось, часы показывали начало одиннадцатого,
теперь же - около половины четвертого!
Я вздохнул и, сжав зубы, обеими руками повернул пусковой рычаг.
Лаборатория стала туманной и неясной. Вошла миссис Уотчет и, по-видимому,
не замечая меня, двинулась к двери в сад. Для того чтобы перейти комнату,
ей понадобилось, вероятно, около минуты, но мне показалось, что она
пронеслась с быстротой ракеты. Я повернул рычаг до отказа. Сразу наступила
темнота, как будто потушили лампу, но в следующее же мгновение вновь стало
светло. Я неясно различал лабораторию, которая становилась все более и
более туманной. Вдруг наступила ночь, затем снова день, снова ночь и так
далее, все быстрее. У меня шумело в ушах, и странное ощущение падения
стало сильнее.
Боюсь, что не сумею передать вам своеобразных ощущений путешествия по
Времени. Чтобы понять меня, их надо испытать самому. Они очень неприятны.
Как будто мчишься куда-то, беспомощный, с головокружительной быстротой.
Предчувствие ужасного, неизбежного падения не покидает тебя. Пока я мчался
таким образом, ночи сменялись днями, подобно взмахам крыльев. Скоро
смутные очертания моей лаборатории исчезли, и я увидел солнце, каждую
минуту делавшее скачок по небу от востока до запада, и каждую минуту
наступал новый день. Я решил, что лаборатория разрушена и я очутился под
открытым небом. У меня было такое чувство, словно я нахожусь на эшафоте,
но я мчался слишком быстро, чтобы отдаваться такого рода впечатлениям.
Самая медленная из улиток двигалась для меня слишком быстро. Мгновенная
смена темноты и света была нестерпима для глаз. В секунды потемнения я
видел луну, которая быстро пробегала по небу, меняя свои фазы от новолуния
до полнолуния, видел слабое мерцание кружившихся звезд. Я продолжал
мчаться так со все возрастающей скоростью, день и ночь слились наконец в
сплошную серую пелену; небо окрасилось в ту удивительную синеву, приобрело
тот чудесный оттенок, который появляется в ранние сумерки; метавшееся
солнце превратилось в огненную полосу, дугой сверкавшую от востока до
запада, а луна - в такую же полосу слабо струившегося света; я уже не мог
видеть звезд и только изредка замечал то тут, то там светлые круги,
опоясавшие небесную синеву.
Вокруг меня все было смутно и туманно. Я все еще находился на склоне
холма, на котором и сейчас стоит этот дом, и вершина его поднималась надо
мной, серая и расплывчатая. Я видел, как деревья вырастали и изменяли
форму подобно клубам дыма: то желтея, то зеленея, они росли, увеличивались
и исчезали. Я видел, как огромные великолепные здания появлялись и таяли,
словно сновидения. Вся поверхность земли изменялась на моих глазах.
Маленькие стрелки на циферблатах, показывавшие скорость Машины, вертелись
все быстрей и быстрей. Скоро я заметил, что полоса, в которую превратилось
солнце, колеблется то к северу, то к югу - от летнего солнцестояния к
зимнему, - показывая, что я пролетал более года в минуту, и каждую минуту
снег покрывал землю и сменялся яркой весенней зеленью.
Первые неприятные ощущения полета стали уже не такими острыми. Меня
вдруг охватило какое-то исступление. Я заметил странное качание машины, но
не мог понять причины этого. В голове моей был какой-то хаос, и я в
припадке безумия летел в будущее. Я не думал об остановке, забыл обо всем,
кроме своих новых ощущений. Но вскоре эти ощущения сменились любопытством,
смешанным со страхом. "Какие удивительные изменения, произошедшие с
человечеством, какие чудесные достижения прогресса по сравнению с нашей
зачаточной цивилизацией, - думал я, - могут открыться передо мной, если я
взгляну поближе на мир, смутно мелькающий сейчас перед моими глазами!" Я
видел, как вокруг меня проносились огромные сооружения чудесной
архитектуры, гораздо более величественные, чем здания нашего времени, но
они казались как бы сотканными из мерцающего тумана. Я видел, как склон
этого холма покрылся пышной зеленью и она оставалась на нем круглый год -
летом и зимой. Даже сквозь дымку, окутавшую меня, зрелище показалось мне
удивительно прекрасным. И я почувствовал желание остановиться.

Страници книги
1| 2| 3| 4| 5| 6| 7| 8| 9| 10| 11| 12| 13| 14| 15| 16| 17| 18| 19| 20| 21| 22| 23| 24| 25| 26

 
купить запчасти