Машина времени


Объединенное человечество поколение за поколением торжествовало победы над
природой. То, что в наши дни кажется несбыточными мечтами, превратилось в
искусно задуманные и осуществленные проекты. И вот какова оказалась жатва!
В конце концов охрана здоровья человечества и земледелие находятся в
наше время еще в зачаточном состоянии. Наука объявила войну лишь малой
части человеческих болезней, но она неизменно и упорно продолжает свою
работу. Земледельцы и садоводы то тут, то там уничтожают сорняки и
выращивают лишь немногие полезные растения, предоставляя остальным
бороться как угодно за свое существование. Мы улучшаем немногие избранные
нами виды растений и животных путем постепенного отбора лучших из них; мы
выводим новый, лучший сорт персика, виноград без косточек, более душистый
и крупный цветок, более пригодную породу рогатого скота. Мы улучшаем их
постепенно, потому что наши представления об идеале смутны и
вырабатываются путем опыта, а знания крайне ограниченны, да и сама природа
робка и неповоротлива в наших неуклюжих руках. Когда-нибудь все это будет
организовано лучше. Несмотря на водовороты, поток времени неуклонно
стремится вперед. Весь мир когда-нибудь станет разумным, образованным, все
будут трудиться коллективно; это поведет к быстрейшему и полнейшему
покорению природы. В конце концов мы мудро и заботливо установим
равновесие животной и растительной жизни для удовлетворения наших
потребностей.
Это должно было свершиться и действительно свершилось за то время,
через которое промчалась моя Машина. В воздухе не стало комаров и мошек,
на земле - сорных трав и плесени. Везде появились сочные плоды и красивые
душистые цветы; яркие бабочки порхали повсюду. Идеал профилактической
медицины был достигнут. Болезнетворные микробы были уничтожены. За время
своего пребывания там я не видел даже и признаков заразных болезней.
Благодаря всему этому даже процессы гниения и разрушения приняли
совершенно новый вид.
В общественных отношениях тоже была одержана большая победа. Я видел,
что люди стали жить в великолепных дворцах, одеваться в роскошные одежды и
освободились от всякого труда. Не было и следов борьбы, политической или
экономической. Торговля, промышленность, реклама - все, что составляет
основу нашей государственной жизни, исчезло из этого мира Будущего.
Естественно, что в тот золотистый вечер я невольно счел окружающий меня
мир земным раем. Опасность перенаселения исчезла, так как население,
по-видимому, перестало расти.
Но изменение условий неизбежно влечет за собой приспособление к этим
изменениям. Что является движущей силой человеческого ума и энергии, если
только вся биология не представляет собой бесконечного ряда заблуждений?
Только труд и свобода; таковы условия, при которых деятельный, сильный и
ловкий переживает слабого, который должен уступить свое место; условия,
дающие преимущество честному союзу талантливых людей, умению владеть
собой, терпению и решительности. Семья и возникающие отсюда чувства:
ревность, любовь к потомству, родительское самоотвержение - все это
находит себе оправдание в неизбежных опасностях, которым подвергается
молодое поколение. Но где теперь эти опасности? Уже сейчас начинает
проявляться протест против супружеской ревности, против слепого
материнского чувства, против всяческих страстей, и этот протест будет
нарастать. Все эти чувства даже теперь уже не являются необходимыми, они
делают нас несчастными и, как остатки первобытной дикости, кажутся
несовместимыми с приятной и возвышенной жизнью.
Я стал думать о физической слабости этих маленьких людей, о бессилии их
ума и об огромных развалинах, которые видел вокруг. Все это подтверждало
мое предположение об окончательной победе, одержанной над природой. После
войны наступил мир.
Человечество было сильным, энергичным, оно обладало знаниями; люди
употребляли все свои силы на изменение условий своей жизни. А теперь
измененные ими условия оказали свое влияние на их потомков.
При новых условиях полного довольства и обеспеченности неутомимая
энергия, являющаяся в наше время силой, должна была превратиться в
слабость. Даже в наши дни некоторые склонности и желания, когда-то
необходимые для выживания человека, стали источником его гибели. Храбрость
и воинственность, например, не помогают, а скорее даже мешают жизни
цивилизованного человека. В государстве же, основанном на физическом
равновесии и обеспеченности, превосходство - физическое или умственное -
было бы совершенно неуместно. Я пришел к выводу, что на протяжении
бесчисленных лет на земле не существовало ни опасности войн, ни насилия,
ни диких зверей, ни болезнетворных микробов, не существовало и
необходимости в труде. При таких условиях те, кого мы называем слабыми,
были точно так же приспособлены, как и сильные, они уже не были слабыми.
Вернее, они были даже лучше приспособлены, потому что сильного подрывала
не находящая выхода энергия. Не оставалось сомнения, что удивительная
красота виденных мною зданий была результатом последних усилий
человечества перед тем, как оно достигло полной гармонии жизни, -
последняя победа, после которой был заключен окончательный мир. Такова
неизбежная судьба всякой энергии. Достигнув своей конечной цели, она еще
ищет выхода в искусстве, в любви, а затем наступает бессилие и упадок.
Даже эти художественные порывы в конце концов должны были заглохнуть, и
они почти заглохли в то Время, куда я попал. Украшать себя цветами,
танцевать и петь под солнцем - вот что осталось от этих стремлений. Но и
это в конце концов должно было смениться бездействием. Все наши чувства и
способности обретают остроту только на точиле труда и необходимости, а это
неприятное точило было наконец разбито.
Пока я сидел в сгущавшейся темноте, мне казалось, что этим простым
объяснением я разрешил загадку мира и постиг тайну прелестного маленького
народа. Возможно, они нашли удачные средства для ограничения рождаемости,
и численность населения даже уменьшалась. Этим можно было объяснить
пустоту заброшенных дворцов. Моя теория была очень ясна и правдоподобна -
как и большинство ошибочных теорий!
7. ВНЕЗАПНЫЙ УДАР
Пока я размышлял над этим слишком уж полным торжеством человека, из-за
серебристой полосы на северо-востоке выплыла желтая полная луна. Маленькие
светлые фигурки людей перестали праздно двигаться внизу, бесшумно
пролетела сова, и я вздрогнул от вечерней прохлады. Я решил спуститься с
холма и поискать ночлега.
Я стал отыскивать глазами знакомое здание. Мой взгляд упал на фигуру
Белого Сфинкса на бронзовом пьедестале, и, по мере того как восходящая
луна светила все ярче, фигура яснее выступала из темноты. Я мог отчетливо
рассмотреть стоявший около него серебристый тополь. Вон и густые
рододендроны, черные при свете луны, вон и лужайка. Я еще раз взглянул на
нее. Ужасное подозрение закралось в мою душу.

Страници книги
1| 2| 3| 4| 5| 6| 7| 8| 9| 10| 11| 12| 13| 14| 15| 16| 17| 18| 19| 20| 21| 22| 23| 24| 25| 26