Война миров

  ЧАСТЬ ПЕРВАЯ. ПРИБЫТИЕ МАРСИАН
  1. НАКАНУНЕ ВОЙНЫ
  Никто не поверил бы в последние годы девятнадцатого столетия, что за
 всем происходящим на Земле зорко и внимательно следят существа более
 развитые, чем человек, хотя такие же смертные, как и он; что в то время,
 как люди занимались своими делами, их исследовали и изучали, может быть,
 так же тщательно, как человек в микроскоп изучает эфемерных тварей,
 кишащих и размножающихся в капле воды. С бесконечным самодовольством
 сновали люди по всему земному шару, занятые своими делишками, уверенные в
 своей власти над материей. Возможно, что инфузория под микроскопом ведет
 себя так же. Никому не приходило в голову, что более старые миры вселенной
 - источник опасности для человеческого рода; самая мысль о какой-либо
 жизни на них казалась недопустимой и невероятной. Забавно вспомнить
 некоторые общепринятые в те дни взгляды. Самое большее, допускалось, что
 на Марсе живут другие люди, вероятно, менее развитые, чем мы, но, во
 всяком случае, готовые дружески встретить нас как гостей, несущих им
 просвещение. А между тем через бездну пространства на Землю смотрели
 глазами, полными зависти, существа с высокоразвитым, холодным,
 бесчувственным интеллектом, превосходящие нас настолько, насколько мы
 превосходим вымерших животных, и медленно, но верно вырабатывали свои
 враждебные нам планы. На заре двадцатого века наши иллюзии были разрушены.
  Планета Марс - едва ли нужно напоминать об этом читателю - вращается
 вокруг Солнца в среднем на расстоянии 140 миллионов миль и получает от
 него вдвое меньше тепла и света, чем наш мир. Если верна гипотеза о
 туманностях, то Марс старше Земли; жизнь на его поверхности должна была
 возникнуть задолго до того, как Земля перестала быть расплавленной. Масса
 его в семь раз меньше земной, поэтому он должен был значительно скорее
 охладиться до температуры, при которой могла начаться жизнь. На Марсе есть
 воздух, вода и все необходимое для поддержания жизни.
  Но человек так тщеславен и так ослеплен своим тщеславием, что никто из
 писателей до самого конца девятнадцатого века не высказывал мысли о том,
 что на этой планете могут обитать разумные существа, вероятно, даже
 опередившие в своем развитии людей. Также никто не подумал о том, что так
 как Марс старше Земли, обладает поверхностью, равной четвертой части
 земной, и дальше отстоит от Солнца, то, следовательно, и жизнь на нем не
 только началась гораздо раньше, но уже близится к концу.
  Неизбежное охлаждение, которому когда-нибудь подвергнется и наша
 планета, у нашего соседа, без сомнения, произошло уже давно. Хотя мы почти
 ничего не знаем об условиях жизни на Марсе, нам все же известно, что даже
 в его экваториальном поясе средняя дневная температура не выше, чем у нас
 в самую холодную зиму. Его атмосфера гораздо более разрежена, чем земная,
 а океаны уменьшились и покрывают только треть его поверхности; вследствие
 медленного круговорота времен года около его полюсов скопляются огромные
 массы льда и затем, оттаивая, периодически затопляют его умеренные пояса.
 Последняя стадия истощения планеты, для нас еще бесконечно далекая, стала
 злободневной проблемой для обитателей Марса. Под давлением неотложной
 необходимости их ум работал более напряженно, их техника росла, сердца
 ожесточались. И, глядя в мировое пространство, вооруженные такими
 инструментами и знаниями, о которых мы только можем мечтать, они видели
 невдалеке от себя, на расстоянии каких-нибудь 35 миллионов миль по
 направлению к Солнцу, утреннюю звезду надежды - нашу теплую планету,

Страници книги
1| 2| 3| 4| 5| 6| 7| 8| 9| 10| 11| 12| 13| 14| 15| 16| 17| 18| 19| 20| 21| 22| 23| 24| 25| 26| 27| 28| 29| 30| 31| 32| 33| 34| 35| 36| 37| 38| 39| 40| 41| 42| 43| 44| 45| 46| 47| 48| 49| 50| 51| 52| 53| 54| 55| 56| 57| 58| 59| 60| 61| 62| 63| 64| 65| 66| 67| 68| 69| 70| 71| 72| 73| 74| 75| 76| 77| 78| 79| 80| 81| 82| 83| 84| 85| 86| 87| 88| 89| 90| 91