Война миров


  При свете пожиравшего их пламени я видел, как они шатались и падали,
 находившиеся позади разбегались в разные стороны.
  Я стоял и смотрел, еще не вполне сознавая, что это смерть перебегает по
 толпе от одного к другому. Я понял только, что произошло нечто странное.
 Почти бесшумная ослепительная вспышка света - и человек падает ничком и
 лежит неподвижно. От невидимого пламени загорались сосны, потрескивая,
 вспыхивал сухой дрок. Даже вдалеке, у Нэп-Хилла, занялись деревья, заборы,
 деревянные постройки.
  Эта огненная смерть, этот невидимый неотвратимый пылающий меч наносил
 мгновенные, меткие удары. По вспыхнувшему кустарнику я понял, что он
 приближается ко мне, но я был слишком поражен и ошеломлен, чтобы спасаться
 бегством. Я слышал гудение огня в песчаном карьере и внезапно оборвавшееся
 ржание лошади. Как будто чей-то невидимый раскаленный палец двигался по
 пустоши между мной и марсианами, вычерчивая огненную кривую, и повсюду
 кругом темная земля дымилась и шипела. Что-то с грохотом упало вдалеке,
 где-то слева, там, где выходит на пустошь дорога к уокингской станции.
 Шипение и гул прекратились, и черный куполообразный предмет медленно
 опустился в яму и скрылся.
  Это произошло так быстро, что я все еще стоял неподвижно, пораженный и
 ослепленный блеском огня. Если бы эта смерть описала полный круг, она
 неизбежно испепелила бы и меня. Но она скользнула мимо и меня пощадила.
  Окружающая темнота стала еще более жуткой и мрачной. Холмистая пустошь
 казалась черной, только полоска шоссе серела под темно-синим небом. Люди
 исчезли. Вверху мерцали звезды, а на западе светилась бледная зеленоватая
 полоса. Вершины сосен и крыши Хорселла четко выступали на вечернем небе.
 Марсиане и их орудия были невидимы, только на тонкой мачте беспрерывно
 вращалось зеркало. Тлели деревья, кое-где дымился кустарник, а в
 неподвижном вечернем воздухе над домами близ станции Уокинг поднимались
 столбы пламени.
  Все осталось таким же, как было, словно и не пролетал этот смерч огня.
 Кучка черных фигурок с белым флагом была уничтожена, но мне казалось, что
 за весь этот вечер никто и не пытался нарушить тишину.
  Вдруг я понял, что стою здесь, на темной пустоши, один, беспомощный,
 беззащитный. Точно что-то обрушилось на меня... Страх!
  С усилием я повернулся и побежал, спотыкаясь, по вереску.
  Страх, охвативший меня, был не просто страхом. Это был безотчетный ужас
 и перед марсианами, и перед царившими вокруг мраком и тишиной. Мужество
 покинуло меня, и я бежал, всхлипывая, как ребенок. Оглянуться назад я не
 решался.
  Помню, у меня было такое чувство, что мной кто-то играет, что вот
 теперь, когда я уже почти в безопасности, таинственная смерть, мгновенная,
 как вспышка огня, вдруг выпрыгнет из темной ямы, где лежит цилиндр, и
 уничтожит меня на месте.
  6. ТЕПЛОВОЙ ЛУЧ НА ЧОБХЕМСКОЙ ДОРОГЕ
  До сих пор еще не объяснено, каким образом марсиане могут умерщвлять
 людей так быстро и так бесшумно. Многие предполагают, что они как-то
 концентрируют интенсивную теплоту в абсолютно не проводящей тепло камере.
 Эту конденсированную теплоту они бросают параллельными лучами на тот
 предмет, который они избрали целью, при посредстве полированного
 параболического зеркала из неизвестного вещества, подобно тому как
 параболическое зеркало маяка отбрасывает снопы света. Но никто не сумел

Страници книги
1| 2| 3| 4| 5| 6| 7| 8| 9| 10| 11| 12| 13| 14| 15| 16| 17| 18| 19| 20| 21| 22| 23| 24| 25| 26| 27| 28| 29| 30| 31| 32| 33| 34| 35| 36| 37| 38| 39| 40| 41| 42| 43| 44| 45| 46| 47| 48| 49| 50| 51| 52| 53| 54| 55| 56| 57| 58| 59| 60| 61| 62| 63| 64| 65| 66| 67| 68| 69| 70| 71| 72| 73| 74| 75| 76| 77| 78| 79| 80| 81| 82| 83| 84| 85| 86| 87| 88| 89| 90| 91