Война миров


 крича.
  - Они идут! - крикнул женский голос, и, нажимая на стоявших позади,
 люди стали прокладывать себе дорогу к Уокингу, Толпа разбегалась вслепую,
 как стадо баранов. Там, где дорога становилась уже и темнее, между
 высокими насыпями, произошла отчаянная давка. Не обошлось без жертв: трое
 - две женщины и один мальчик - были раздавлены и затоптаны; их оставили
 умирать среди ужаса и мрака.
  7. КАК Я ДОБРАЛСЯ ДО ДОМУ
  Что касается меня, то я помню только, что натыкался на деревья и то и
 дело падал, пробираясь сквозь кустарник. Надо мною навис невидимый ужас;
 безжалостный тепловой меч марсиан, казалось, замахивался, сверкая над моей
 головой, и вот-вот должен был обрушиться и поразить меня. Я выбрался на
 дорогу между перекрестком и Хорселлом и побежал к перекрестку.
  В конце концов я изнемог от волнения и быстрого бега, пошатнулся и упал
 у дороги, невдалеке от моста через канал у газового завода. Я лежал
 неподвижно.
  Пролежал я так, должно быть, довольно долго.
  Я приподнялся и сел в полном недоумении. С минуту я не мог понять, как
 я сюда попал. Я стряхнул с себя недавний ужас, точно одежду. Шляпа моя
 исчезла, и воротничок соскочил с запонки. Несколько минут назад передо
 мной были только необъятная ночь, пространство и природа, моя
 беспомощность, страх и близость смерти. И теперь все сразу переменилось, и
 мое настроение было совсем другим. Переход от одного душевного состояния к
 другому совершился незаметно. Я стал снова самим собой, таким, каким я
 бывал каждый день, - обыкновенным скромным горожанином. Безмолвная
 пустошь, мое бегство, летучее пламя - все казалось мне сном. Я спрашивал
 себя: было ли это на самом деле? Мне просто не верилось, что это произошло
 наяву.
  Я встал и пошел по крутому подъему моста. Голова плохо работала.
 Мускулы и нервы расслабли... Я пошатывался, как пьяный. С другой стороны
 изогнутого аркой моста показалась чья-то голова, и появился рабочий с
 корзиной. Рядом с ним шагал маленький мальчик. Рабочий прошел мимо,
 пожелав мне доброй ночи. Я хотел заговорить с ним и не мог. Я только
 ответил на его приветствие каким-то бессвязным бормотанием и пошел дальше
 по мосту.
  На повороте к Мэйбэри поезд - волнистая лента белого искрящегося дыма и
 длинная вереница светлых окон - пронесся к югу: тук-тук... тук-тук... и
 исчез. Еле различимая в темноте группа людей разговаривала у ворот одного
 из домов, составлявших так называемую "Восточную террасу". Все это было
 так реально, так знакомо! А то - там, в поле?.. Невероятно, фантастично!
 "Нет, - подумал я, - этого не могло быть".
  Наверное, я человек особого склада и мои ощущения не совсем обычны.
 Иногда я страдаю от странного чувства отчужденности от самого себя и от
 окружающего мира. Я как бы извне наблюдаю за всем, откуда-то издалека, вне
 времени, вне пространства, вне житейской борьбы с ее трагедиями. Такое
 ощущение было очень сильно у меня в ту ночь. Все это, быть может, мне
 просто почудилось.
  Здесь такая безмятежность, а там, за каких-нибудь две мили,
 стремительная, летучая смерть. Газовый завод шумно работал, и
 электрические фонари ярко горели. Я остановился подле разговаривающих.
  - Какие новости с пустоши? - опросил я.

Страници книги
1| 2| 3| 4| 5| 6| 7| 8| 9| 10| 11| 12| 13| 14| 15| 16| 17| 18| 19| 20| 21| 22| 23| 24| 25| 26| 27| 28| 29| 30| 31| 32| 33| 34| 35| 36| 37| 38| 39| 40| 41| 42| 43| 44| 45| 46| 47| 48| 49| 50| 51| 52| 53| 54| 55| 56| 57| 58| 59| 60| 61| 62| 63| 64| 65| 66| 67| 68| 69| 70| 71| 72| 73| 74| 75| 76| 77| 78| 79| 80| 81| 82| 83| 84| 85| 86| 87| 88| 89| 90| 91

 
доставка пиццы химки оплата картой курьеру