Война миров


 зеленую от растительности и серую от воды, с туманной атмосферой,
 красноречиво свидетельствующей о плодородии, с мерцающими сквозь облачную
 завесу широкими просторами населенных материков и тесными, заполненными
 флотилиями судов, морями.
  Мы, люди, существа, населяющие Землю, должны были казаться им такими же
 чуждыми и примитивными, как нам - обезьяны и лемуры. Разумом человек
 признает, что жизнь - это непрерывная борьба за существование, и на Марсе,
 очевидно, думают так же. Их мир начал уже охлаждаться, а на Земле все еще
 кипит жизнь, но это жизнь каких-то низших тварей. Завоевать новый мир,
 ближе к Солнцу, - вот их единственное спасение от неуклонно надвигающейся
 гибели.
  Прежде чем судить их слишком строго, мы должны припомнить, как
 беспощадно уничтожали сами люди не только животных, таких, как вымершие
 бизон, и птица додо, но и себе подобных представителей низших рас. Жители
 Тасмании, например, были уничтожены до последнего за пятьдесят лет
 истребительной войны, затеянной иммигрантами из Европы. Разве мы сами уж
 такие поборники милосердия, что можем возмущаться марсианами,
 действовавшими в том же духе?
  Марсиане, очевидно, рассчитали свой спуск с удивительной точностью - их
 математические познания, судя по всему, значительно превосходят наши - и
 выполнили свои приготовления изумительно согласованно. Если бы наши
 приборы были более совершенны, то мы могли бы заметить надвигающуюся грозу
 еще задолго до конца девятнадцатого столетия. Такие ученые, как
 Скиапарелли, наблюдали красную планету - любопытно, между прочим, что в
 течение долгих веков Марс считался звездой войны, - но им не удавалось
 выяснить причину периодического появления на ней пятен, которые они умели
 так хорошо заносить на карты. А все эти годы марсиане, очевидно, вели свои
 приготовления.
  Во время противостояния, в 1894 году, на освещенной части планеты был
 виден сильный свет, замеченный сначала обсерваторией в Ликке, затем
 Перротеном в Ницце и другими наблюдателями. Английские читатели впервые
 узнали об этом из журнала "Нэйчер" от 2 августа. Я склонен думать, что это
 явление означало отливку в глубокой шахте гигантской пушки, из которой
 марсиане потом обстреливали Землю. Странные явления, до сих пор, впрочем,
 не объясненные, наблюдались вблизи места вспышки во время двух последующих
 противостояний.
  Гроза разразилась над нами шесть лет назад. Когда Марс приблизился к
 противостоянию, Лавелль с Явы сообщил астрономам по телеграфу о
 колоссальном взрыве раскаленного газа на планете. Это случилось
 двенадцатого августа около полуночи; спектроскоп, к помощи которого он тут
 же прибег, обнаружил массу горящих газов, главным образом водорода,
 двигавшуюся к Земле с ужасающей быстротой. Этот поток огня перестал быть
 видимым около четверти первого. Лавелль сравнил его с колоссальной
 вспышкой пламени, внезапно вырвавшегося из планеты, "как снаряд из
 орудия".
  Сравнение оказалось очень точным. Однако в газетах на следующий день не
 появилось никакого сообщения об этом, если не считать небольшой заметки в
 "Дейли телеграф", и мир пребывал в неведении самой серьезной из всех
 опасностей, когда-либо угрожавших человечеству. Вероятно, и я ничего бы не
 узнал об извержении, если бы не встретился в Оттершоу с известным
 астрономом Оджилви. Он был до крайности взволнован сообщением и пригласил

Страници книги
1| 2| 3| 4| 5| 6| 7| 8| 9| 10| 11| 12| 13| 14| 15| 16| 17| 18| 19| 20| 21| 22| 23| 24| 25| 26| 27| 28| 29| 30| 31| 32| 33| 34| 35| 36| 37| 38| 39| 40| 41| 42| 43| 44| 45| 46| 47| 48| 49| 50| 51| 52| 53| 54| 55| 56| 57| 58| 59| 60| 61| 62| 63| 64| 65| 66| 67| 68| 69| 70| 71| 72| 73| 74| 75| 76| 77| 78| 79| 80| 81| 82| 83| 84| 85| 86| 87| 88| 89| 90| 91