Война миров


  Гроза пронеслась, небо очистилось. Над дымом пожарищ блестящий,
 крохотный, как булавочная головка, Марс склонялся к западу. Какой-то
 солдат полез в мой сад. Я услыхал легкое царапанье и, стряхнув владевшее
 мной оцепенение, увидел человека, перелезающего через частокол. Мой
 столбняк сразу прошел, и я быстро высунулся в окно.
  - Тсс... - прошептал я.
  Он в нерешительности уселся верхом на заборе. Потом спрыгнул в сад и,
 согнувшись, бесшумно ступая, прокрался через лужайку к углу дома.
  - Кто там? - шепотом спросил он, стоя под окном и глядя вверх.
  - Куда вы идете? - спросил я.
  - Я и сам не знаю.
  - Вы ищете, где бы спрятаться?
  - Да.
  - Войдите в дом, - сказал я.
  Я сошел вниз и открыл дверь, потом снова запер ее. Я не мог разглядеть
 лица солдата. Он был без фуражки, мундир был расстегнут.
  - О господи! - сказал он, когда я впустил его.
  - Что случилось? - спросил я.
  - И не спрашивайте. - Несмотря на темноту, я увидел, что он безнадежно
 махнул рукой. - Они смели нас, просто смели, - повторял он.
  Почти машинально он вошел за мной в столовую.
  - Выпейте виски, - предложил я, наливая ему солидную порцию.
  Он выпил. Потом опустился на стул у стола, уронил голову на руки и
 расплакался, как ребенок. Забыв о своем недавнем приступе отчаяния, я с
 удивлением смотрел на него.
  Прошло довольно много времени, пока он овладел собой и смог отвечать на
 мои вопросы. Он говорил отрывисто и путано. Он был ездовым в артиллерии и
 принял участие в бою только около семи часов вечера. В это время стрельба
 на пустоши была в полном разгаре; говорили, что первая партия марсиан
 медленно ползет ко второму цилиндру под прикрытием металлической брони.
  Потом эта металлическая броня превратилась в треножник, очевидно, в ту
 первую военную машину, которую я увидел. Орудие, при котором находился мой
 гость, было установлено близ Хорселла для обстрела песчаного карьера, и
 это ускорило события. Когда ездовые с лафетом отъезжали в сторону, его
 лошадь оступилась и упала, сбросив его в рытвину. В ту же минуту пушка
 взлетела на воздух вместе со снарядами; все было охвачено огнем, и он
 очутился погребенным под грудой обгорелых трупов людей и лошадей.
  - Я лежал тихо, - рассказывал он, - полумертвый от страха. На меня
 навалилась передняя часть лошади. Они нас смели. А запах, боже мой! Точно
 пригорелое жаркое. Я расшиб спину при падении. Так я лежал, пока мне не
 стало немного лучше. Только минуту назад мы ехали, точно на парад, - и
 вдруг разбиты, сметены, уничтожены.
  - Нас смели! - повторял он.
  Он долго прятался под тушей лошади, посматривая украдкой на пустошь.
 Кардиганский полк пытался броситься в штыки - его мигом уничтожили. Потом
 чудовище поднялось на ноги и начало расхаживать по пустоши, преследуя
 немногих спасавшихся бегством. Вращавшийся колпак на нем напоминал голову
 человека в капюшоне. Какое-то подобие руки держало металлический ящик
 сложного устройства, из которого вылетали зеленые искры и ударял тепловой
 луч.
  Через несколько минут на пустоши, насколько он мог видеть, не осталось

Страници книги
1| 2| 3| 4| 5| 6| 7| 8| 9| 10| 11| 12| 13| 14| 15| 16| 17| 18| 19| 20| 21| 22| 23| 24| 25| 26| 27| 28| 29| 30| 31| 32| 33| 34| 35| 36| 37| 38| 39| 40| 41| 42| 43| 44| 45| 46| 47| 48| 49| 50| 51| 52| 53| 54| 55| 56| 57| 58| 59| 60| 61| 62| 63| 64| 65| 66| 67| 68| 69| 70| 71| 72| 73| 74| 75| 76| 77| 78| 79| 80| 81| 82| 83| 84| 85| 86| 87| 88| 89| 90| 91