Война миров


 частью спешившись, частью верхом, торопили их. Три или четыре черных
 санитарных фургона с крестом на белом круге и какой-то старый омнибус
 грузились на улице среди прочих повозок. Многие из жителей приоделись
 по-праздничному. Солдатам стоило большого труда растолковать им всю
 опасность положения. Какой-то сморщенный старичок сердито спорил с
 капралом, требуя, чтобы захватили его большой ящик и десятка два цветочных
 горшков с орхидеями. Я остановился и дернул старичка за рукав.
  - Знаете вы, что там делается? - спросил я, показывая на вершины
 соснового леса, скрывавшего марсиан.
  - Что? - обернулся он. - Я говорю им, что этого нельзя бросать.
  - Смерть! - крикнул я. - Смерть идет на нас! Смерть!
  Не знаю, понял ли он меня, - я поспешил за артиллеристом. На углу я
 обернулся. Солдат отошел от старичка, а тот все еще стоял возле своего
 ящика и горшков с орхидеями, растерянно глядя в сторону леса.
  Никто в Уэйбридже не мог сказать нам, где помещается штаб. Такого
 беспорядка мне еще нигде не приходилось наблюдать. Везде повозки, экипажи
 всех видов и лошади всевозможных мастей. Почтенные жители местечка,
 спортсмены в костюме для гольфа и гребли, нарядно одетые женщины - все
 укладывались; праздные зеваки энергично помогали, дети шумели, очень
 довольные таким необычным воскресным развлечением. Среди всеобщей суматохи
 почтенного вида священник, не обращая ни на что внимания, под звон
 колокола служил раннюю обедню.
  Мы с артиллеристом присели на ступеньку у колодца и наскоро перекусили.
 Патрули - уже не гусары, а гренадеры в белых мундирах - предупреждали
 жителей и предлагали им или уходить, или прятаться по подвалам, как только
 начнется стрельба. Переходя через железнодорожный мост, мы увидели большую
 толпу на станции и вокруг нее; платформа кишела людьми и была завалена
 ящиками и узлами. Обычное расписание было нарушено, вероятно, для того
 чтобы подвезти войска и орудия к Чертси; потом я слышал, что произошла
 страшная давка и драка из-за места в экстренных поездах, пущенных во
 вторую половину дня.
  Мы оставались в Уэйбридже до полудня. У шеппертонского шлюза, где
 сливаются Темза и Уэй, мы помогли двум старушкам нагрузить тележку. Устье
 реки Уэй имеет три рукава, здесь сдаются лодки и ходит паром. На другом
 берегу виднелась харчевня и перед ней лужайка, а дальше над деревьями
 поднималась колокольня шеппертонской церкви - теперь она заменена шпилем.
  Здесь мы застали шумную, возбужденную толпу беглецов. Хотя паники еще
 не было, однако желающих пересечь реку оказалось гораздо больше, чем могли
 вместить лодки. Люди подходили, задыхаясь под тяжелой пошей. Одна
 супружеская пара тащила даже небольшую входную дверь от своего дома, на
 которой были сложены их пожитки. Какой-то мужчина сказал нам, что хочет
 попытаться уехать со станции в Шеппертоне.
  Все громко разговаривали; кто-то даже острил. Многие думали, что
 марсиане - это просто люди-великаны; они могут напасть на город и разорить
 его, но, разумеется, в конце концов будут уничтожены. Все тревожно
 посматривали на противоположный берег, на луга около Чертси; но там было
 спокойно.
  По ту сторону Темзы, кроме того места, где причаливали лодки, тоже все
 было спокойно - резкий контраст с Сэрреем. Народ, выходивший из лодок,
 подымался вверх по дороге. Большой паром только что перевалил через реку.
 Трое или четверо солдат стояли на лужайке возле харчевни и подшучивали над

Страници книги
1| 2| 3| 4| 5| 6| 7| 8| 9| 10| 11| 12| 13| 14| 15| 16| 17| 18| 19| 20| 21| 22| 23| 24| 25| 26| 27| 28| 29| 30| 31| 32| 33| 34| 35| 36| 37| 38| 39| 40| 41| 42| 43| 44| 45| 46| 47| 48| 49| 50| 51| 52| 53| 54| 55| 56| 57| 58| 59| 60| 61| 62| 63| 64| 65| 66| 67| 68| 69| 70| 71| 72| 73| 74| 75| 76| 77| 78| 79| 80| 81| 82| 83| 84| 85| 86| 87| 88| 89| 90| 91