Война миров


 меня этой ночью принять участие в наблюдениях за красной планетой.
  Несмотря на все последовавшие бурные события, я очень ясно помню наше
 ночное бдение: черная, безмолвная обсерватория, завешенный фонарь в углу,
 бросающий слабый свет на пол, мерное тикание часового механизма в
 телескопе, небольшое продольное отверстие в потолке, откуда зияла бездна,
 усеянная звездной пылью. Почти невидимый Оджилви бесшумно двигался около
 прибора. В телескоп виден был темно-синий круг а плававшая в нем маленькая
 круглая планета. Она казалась такой крохотной, блестящей, с едва заметными
 поперечными полосами, со слегка неправильной окружностью. Она была так
 мала, с булавочную головку, и лучилась теплым серебристым светом. Она
 словно дрожала, но на самом деле это вибрировал телескоп под действием
 часового механизма, державшего планету в поле зрения.
  Во время наблюдения звездочка то уменьшалась, то увеличивалась, то
 приближалась, то удалялась, но так казалось просто от усталости глаза. Нас
 отделяли от нее 40 миллионов миль - больше 40 миллионов миль пустоты.
 Немногие могут представить себе всю необъятность той бездны, в которой
 плавают пылинки материальной вселенной.
  Вблизи планеты, я помню, виднелись три маленькие светящиеся точки, три
 телескопические звезды, бесконечно удаленные, а вокруг - неизмеримый мрак
 пустого пространства. Вы знаете, как выглядит эта бездна в морозную
 звездную ночь. В телескоп она кажется еще глубже. И невидимо для меня,
 вследствие удаленности и малой величины, неуклонно и быстро стремясь ко
 мне через все это невероятное пространство, с каждой минутой приближаясь
 на многие тысячи миль; неслось то, что марсиане послали к нам, то, что
 должно было принести борьбу, бедствия и гибель на Землю. Я и не подозревал
 об этом, наблюдая планету; никто на Земле не подозревал об этом метко
 пущенном метательном снаряде.
  В эту ночь снова наблюдался взрыв на Марсе. Я сам видел его. Появился
 красноватый блеск и чуть заметное вздутие на краю в то самое мгновение,
 когда хронометр показывал полночь. Я сообщил об этом Оджилви, и он сменил
 меня. Ночь была жаркая, и мне захотелось пить; ощупью, неловко ступая в
 темноте, я двинулся к столику, где стоял сифон, как вдруг Оджилви
 вскрикнул, увидев несшийся к нам огненный поток газа.
  В эту ночь новый невидимый снаряд был выпущен с Марса на Землю - ровно
 через сутки после первого, с точностью до одной секунды. Помню, как я
 сидел на столе в темноте; красные и зеленые пятна плыли у меня перед
 глазами. Я искал огня, чтобы закурить. Я совсем не придавал значения этой
 мгновенной вспышке и не задумывался над тем, что она должна повлечь за
 собой. Оджилви делал наблюдения до часу ночи; в час он окончил работу; мы
 зажгли фонарь и отправились к нему домой. Погруженные во мрак, лежали
 Оттершоу и Чертси, где мирно спали сотни жителей.
  Оджилви в эту ночь высказывал разные предположения относительно условий
 жизни на Марсе и высмеивал вульгарную гипотезу о том; что его обитатели
 подают нам сигналы. Он полагал, что на планету посыпался целый град
 метеоритов или что там происходит громадное вулканическое извержение. Он
 доказывал мне, как маловероятно, чтобы эволюция организмов проходила
 одинаково на двух, пусть даже и близких, планетах.
  - Один шанс против миллиона за то, что Марс обитаем, - сказал он.
  Сотни наблюдателей видели пламя каждую полночь, в эту и последующие
 десять ночей - по одной вспышке. Почему взрывы прекратились после десятой
 ночи, этого никто не пытался объяснить. Может быть, газ от выстрелов

Страници книги
1| 2| 3| 4| 5| 6| 7| 8| 9| 10| 11| 12| 13| 14| 15| 16| 17| 18| 19| 20| 21| 22| 23| 24| 25| 26| 27| 28| 29| 30| 31| 32| 33| 34| 35| 36| 37| 38| 39| 40| 41| 42| 43| 44| 45| 46| 47| 48| 49| 50| 51| 52| 53| 54| 55| 56| 57| 58| 59| 60| 61| 62| 63| 64| 65| 66| 67| 68| 69| 70| 71| 72| 73| 74| 75| 76| 77| 78| 79| 80| 81| 82| 83| 84| 85| 86| 87| 88| 89| 90| 91