Война миров


  Он отрицательно покачал головой.
  - Вы уже целый час просите пить, - сказал он.
  С минуту мы молчали, разглядывая друг друга. Вероятно, я показался ему
 странным: почти голый - на мне были только промокшие насквозь брюки и
 носки, - красный от ожогов, с лицом и шеей черными от дыма. У него было
 лицо слабовольного человека, срезанный подбородок, волосы спадали льняными
 завитками на низкий лоб, большие бледно-голубые глаза смотрели пристально
 и грустно. Он говорил отрывисто, уставясь в пространство.
  - Что такое происходит? - опросил он. - Что значит все это?
  Я посмотрел на него и ничего не ответил.
  Он простер белую тонкую руку и заговорил жалобно:
  - Как могло это случиться? Чем мы согрешили? Я кончил утреннюю службу и
 прогуливался по дороге, чтобы освежить, голову и приготовиться к
 проповеди, и вдруг - огонь, землетрясение, смерть! Содом и Гоморра! Все
 наши труды пропали, все труды... Кто такие эти марсиане?
  - А кто такие мы сами? - ответил я, откашливаясь.
  Он обхватил колени руками и снова повернулся ко мне. С полминуты он
 молча смотрел на меня.
  - Я прогуливался по дороге, чтобы освежить голову, - повторил он. - И
 вдруг - огонь, землетрясение, смерть!
  Он снова замолчал; подбородок его почти касался колец.
  Потом опять заговорил, размахивая рукой:
  - Все труды... все воскресные школы... Чем мы провинились? Чем
 провинился Уэйбридж? Все исчезло, все разрушено. Церковь! Мы только три
 года назад заново ее отстроили. И вот она исчезла, стерта с лица земли! За
 что?
  Новая пауза, и опять он заговорил, как помешанный.
  - Дым от этого пожарища будет вечно возноситься к небу! - воскликнул
 он.
  Его глаза блеснули, тонкий палец указывал на Уэйбридж.
  Я начал догадываться, что это душевнобольной. Страшная трагедия,
 свидетелем которой он оказался - очевидно, он спасся бегством из
 Уэйбриджа, - довела его до сумасшествия.
  - Далеко отсюда до Санбэри? - спросил я деловито.
  - Что же нам делать? - сказал он. - Неужели эти исчадия повсюду?
 Неужели земля отдана им во власть?
  - Далеко отсюда до Санбэри?
  - Ведь только сегодня утром я служил раннюю обедню...
  - Обстоятельства изменились, - сказал я спокойно. - Не отчаивайтесь.
 Есть еще надежда.
  - Надежда!
  - Да, надежда, несмотря на весь этот ужас!
  Я стал излагать ему свой взгляд на наше положение. Сперва он слушал с
 интересом; но скоро впал в прежнее безразличие и отвернулся.
  - Это - начало конца, - прервал он меня. - Конец. День Страшного суда.
 Люди будут молить горы и скалы упасть на них и скрыть от лица сидящего на
 престоле.
  Его слова подтвердили мою догадку. Собравшись с мыслями, я встал и
 положил ему руку на плечо.
  - Будьте мужчиной, - сказал я. - Вы просто потеряли голову. Хороша
 вера, если она не может устоять перед несчастьем. Подумайте, сколько раз в

Страници книги
1| 2| 3| 4| 5| 6| 7| 8| 9| 10| 11| 12| 13| 14| 15| 16| 17| 18| 19| 20| 21| 22| 23| 24| 25| 26| 27| 28| 29| 30| 31| 32| 33| 34| 35| 36| 37| 38| 39| 40| 41| 42| 43| 44| 45| 46| 47| 48| 49| 50| 51| 52| 53| 54| 55| 56| 57| 58| 59| 60| 61| 62| 63| 64| 65| 66| 67| 68| 69| 70| 71| 72| 73| 74| 75| 76| 77| 78| 79| 80| 81| 82| 83| 84| 85| 86| 87| 88| 89| 90| 91