Война миров


 ниспослании мира. Выйдя из церкви, брат купил номер "Рефери".
 Встревоженный новостями, он отправился на вокзал Ватерлоо узнать,
 восстановлено ли железнодорожное движение. На улицах было обычное
 праздничное оживление - омнибусы, экипажи, велосипеды, много разодетой
 публики; никто не был особенно взволнован неожиданными известиями, которые
 выкрикивали газетчики. Все были заинтригованы, но если кто и беспокоился,
 то не за себя, а за своих родных вне города. На вокзале он в первый раз
 услыхал, что на Виндзор и Чертси поезда не ходят. Носильщики сказали ему,
 что со станций Байфлит и Чертси было получено утром несколько важных
 телеграмм, но что теперь телеграф почему-то не работает. Брат не мог
 добиться от них более точных сведений. "Около Уэйбриджа идет бой" - вот
 все, что они знали.
  Движение поездов было нарушено. На платформе стояла толпа ожидавших
 приезда родных и знакомых с юго-запада. Какой-то седой джентльмен вслух
 ругал Юго-Западную компанию.
  - Их нужно подтянуть! - ворчал он.
  Пришли один-два поезда из Ричмонда, Путни и Кингстона с публикой,
 выехавшей на праздник покататься на лодках; эти люди рассказывали, что
 шлюзы заперты и что чувствуется тревога. Мой брат разговорился с молодым
 человеком в синем спортивном костюме.
  - Куча народу едет в Кингстон на повозках, на телегах, на чем попало, с
 сундуками, со всем скарбом, - рассказывал тот. - Едут из Молси, Уэйбриджа,
 Уолтона и говорят, что около Чертси слышна канонада и что кавалеристы
 велели им поскорей выбираться, потому что приближаются марсиане. Мы
 слышали стрельбу из орудий у станции Хэмптон-Корт, но подумали, что это
 гром. Что значит вся эта чертовщина? Ведь марсиане не могут вылезти из
 своей ямы, правда?
  Мой брат ничего не мог на это ответить.
  Немного спустя он заметил, что какое-то смутное беспокойство передается
 и пассажирам подземной железной дороги; воскресные экскурсанты начали
 почему-то раньше времени возвращаться из всех юго-западных окрестностей:
 из Барнса, Уимблдона, Ричмонд-парка, Кью и других; но никто не мог
 сообщить ничего, кроме туманных слухов. Все пассажиры, возвращающиеся с
 конечной станции, навались, были чем-то обеспокоены.
  Около пяти часов собравшаяся на вокзале публика была очень удивлена
 открытием движения между Юго-Восточной и Юго-Западной линиями, обычно
 закрытого, а также появлением воинских эшелонов и платформ с тяжелыми
 орудиями. Это были орудия из Вулвича и Чатама для защиты Кингстона.
 Публика обменивалась шутками с солдатами: "Они вас съедят", "Идем укрощать
 зверей" - и так далее. Вскоре явился отряд полицейских и стал очищать
 вокзал от публики. Мой брат снова вышел на улицу.
  Колокола звонили к вечерне, и колонна девиц из Армии спасения шла с
 пением по Ватерлоо-роуд. На мосту толпа любопытных смотрела на странную
 бурую пену, клочьями плывшую вниз по течению. Солнце садилось, Башни
 Биг-Бэна и Палаты Парламента четко вырисовывались на ясном, безмятежном
 небе; оно было золотистое, о красновато-лиловыми полосами. Говорили, что
 под мостом проплыло мертвое тело. Какой-то человек, сказавший, что он
 военный из резерва, сообщил моему брату, что заметил на западе сигналы
 гелиографа.
  На Веллингтон-стрит брат увидел бойких газетчиков, которые только что
 выбежали с Флит-стрит с еще сырыми газетами, испещренными ошеломляющими

Страници книги
1| 2| 3| 4| 5| 6| 7| 8| 9| 10| 11| 12| 13| 14| 15| 16| 17| 18| 19| 20| 21| 22| 23| 24| 25| 26| 27| 28| 29| 30| 31| 32| 33| 34| 35| 36| 37| 38| 39| 40| 41| 42| 43| 44| 45| 46| 47| 48| 49| 50| 51| 52| 53| 54| 55| 56| 57| 58| 59| 60| 61| 62| 63| 64| 65| 66| 67| 68| 69| 70| 71| 72| 73| 74| 75| 76| 77| 78| 79| 80| 81| 82| 83| 84| 85| 86| 87| 88| 89| 90| 91