Война миров


 после полуночи, ему снились зловещие сны, но не прошло и двух часов, как
 его разбудил стук дверных молоточков, топанье ног по мостовой, отдаленный
 барабанный бой и звон колоколов. На потолке вспыхивали красные отблески. С
 минуту он лежал и не мог понять, что случилось. Наступил уже день или все
 сошли с ума? Потом вскочил с постели и подбежал к окну.
  Его комната помещалась в мезонине; распахнув очно, он услышал крики с
 обоих концов улицы. Из окон высовывались и перекликались заспанные,
 полуодетые люди. "Они идут! - кричал полисмен, стуча в дверь. - Марсиане
 приближаются! - И спешил к следующей двери.
  Из казармы на Олбэни-стрит слышался барабанный бой и звуки трубы; со
 всех церквей доносился бурный, нестройный набат. Хлопали двери; темные
 окна домов на противоположной стороне вспыхивали желтыми огоньками.
  По улице во весь опор промчалась закрытая карета, шум колес раздался
 из-за угла, перешел в оглушительный грохот под окном и замер где-то вдали.
 Вслед за каретой пронеслись два кэба - авангард целой вереницы экипажей,
 мчавшихся к вокзалу Чок-Фарм, где можно было сесть в специальные поезда
 Северо-Западной дороги, вместо того чтобы спускаться к Юстону.
  Мой брат долго смотрел из окна в тупом изумлении; он видел, как
 полисмены перебегали от двери к двери, стуча молотком и возвещая все ту же
 непостижимую новость. Вдруг дверь позади него отворилась и вошел сосед,
 занимавший комнату напротив, он был в рубашке, брюках и туфлях, подтяжки
 болтались, волосы были взлохмачены.
  - Что за чертовщина? - спросил он. - Пожар? Почему такая суматоха?
  Оба высунулись из окна, стараясь разобрать, что кричат полисмены. Из
 боковых улиц повалил народ, останавливаясь кучками на углах.
  - В чем дело, черт возьми? - спросил сосед.
  Мой брат что-то ответил ему и стал одеваться, подбегая с каждой
 принадлежностью туалета к окну, чтобы видеть, что происходит на улице.
 Из-за угла выскочили газетчики с необычно ранними выпусками газет, крича
 во все горло:
  - Лондону грозит удушение! Укрепления Кингстона и Ричмонда прорваны!
 Кровопролитное сражение в долине Темзы!
  Повсюду вокруг, в квартирах нижнего этажа, во всех-соседних домах и
 дальше, в Парк-террасис и на сотне других улиц этой части Мэрилебона; в
 районе Вестбери-парка и Сент-Панкрэса, на западе и на севере - в
 Кильберне, Сен-Джонс-Вуде и Хэмпстеде; на востоке - в Шордиче, Хайбэри,
 Хаггерстоне и Хокстоне; на всем громадном протяжении Лондона, от Илинга до
 Истхема, люди, протирая глаза, отворяли окна, выглядывали на улицу,
 задавали бесцельные вопросы и поспешно одевались. Первое дыхание
 надвигавшейся паники пронеслось по улицам. Страх завладевал городом.
 Лондон, спокойно и бездумно уснувший в воскресенье вечером, проснулся рано
 утром в понедельник под угрозой смертельной опасности.
  Так как брат из своего окна не смог ничего выяснить, он спустился вниз
 и вышел на улицу. Над крышами домов розовела заря. Толпа беженцев,
 шагавших пешком и ехавших в экипажах, с каждой минутой все увеличивалась.
  - Черный дым! - слышал он выкрики. - Черный дым!
  Было ясно, что паника неминуемо охватит весь город. Постояв в
 нерешительности у своего подъезда, брат окликнул газетчика и купил газету.
 Газетчик побежал дальше, продавая газеты на ходу по шиллингу, - гротескное
 сочетание корысти и паники.
  В газете брат прочел удручающее донесение главнокомандующего:

Страници книги
1| 2| 3| 4| 5| 6| 7| 8| 9| 10| 11| 12| 13| 14| 15| 16| 17| 18| 19| 20| 21| 22| 23| 24| 25| 26| 27| 28| 29| 30| 31| 32| 33| 34| 35| 36| 37| 38| 39| 40| 41| 42| 43| 44| 45| 46| 47| 48| 49| 50| 51| 52| 53| 54| 55| 56| 57| 58| 59| 60| 61| 62| 63| 64| 65| 66| 67| 68| 69| 70| 71| 72| 73| 74| 75| 76| 77| 78| 79| 80| 81| 82| 83| 84| 85| 86| 87| 88| 89| 90| 91

 
Одяг оптом еще здесь.