Война миров


 их на батарею. Снаряды взорвались, сосны загорелись, из прислуги,
 обратившейся в бегство, уцелело всего несколько человек.
  Марсиане остановились и стали о чем-то совещаться. Разведчики,
 наблюдавшие за ними, донесли, что они стояли неподвижно около получаса.
 Опрокинутый марсианин неуклюже выполз из-под своего колпака - небольшая
 бурая туша, издали похожая на грибной нарост, - и занялся починкой
 треножника. К девяти он кончил работать, и его колпак снова показался над
 лесом.
  В начале десятого к этим трем часовым присоединились четыре других
 марсианина, вооруженных большими черными трубами. Такие же трубы были
 вручены каждому из трех первых. После этого все семеро растянулись цепью
 на равном расстоянии друг от друга, по кривой между Сент-Джордж-Хиллом,
 Уэйбриджем и Сэндом, на юго-западе от Рипли.
  Как только они начали двигаться, с холмов взвились сигнальные ракеты,
 предупреждая батареи у Диттона и Эшера. В то же время четыре боевые
 машины, также снабженные трубами, переправились через реку, и две из них
 появились передо мной и священником, четко вырисовываясь на фоне
 послезакатного неба, когда мы, усталые и измученные, торопливо шли по
 дороге на север от Голлифорда. Нам казалось, что они двигаются по облакам,
 потому что молочный туман покрывал поля и подымался до трети их роста.
  Священник, увидев их, вскрикнул сдавленным голосом и пустился бежать.
 Зная, что бегство бесполезно, я свернул в сторону и пополз среди мокрого
 от росы терновника и крапивы в широкую канаву на краю дороги. Священник
 оглянулся, увидел, что я делаю, и подбежал ко мне.
  Два марсианина остановились; ближайший к нам стоял, обернувшись к
 Санбэри; другой маячил серой бесформенной массой под вечерней звездой в
 стороне Стэйнса.
  Вой марсиан прекратился и каждый из них безмолвно занял свое место на
 огромной подкове, охватывающей ямы с цилиндрами. Расстояние между концами
 подковы было не менее двенадцати миль. Ни разу еще со времени изобретения
 пороха сражение не начиналось среди такой тишины. Из Рипли было видно то
 же, что и нам: марсиане одни возвышались в сгущающемся сумраке, освещенные
 лишь бледным месяцем, звездами, отблеском заката и красноватым заревом над
 Сент-Джордж-Хиллом и лесами Пэйнс-Хилла.
  Но против наступающих марсиан повсюду - у Стэйнса, Хаунслоу, Диттона,
 Эшера, Окхема, за холмами и лесами к югу от реки и за ровными сочными
 лугами к северу от нее, из-за прикрытия деревьев и домов - были выставлены
 орудия. Сигнальные ракеты взвивались и рассыпались искрами во мраке;
 батареи лихорадочно готовились к бою. Марсианам стоило только ступить за
 линию огня, и все эти неподвижные люди, все эти пушки, поблескивавшие в
 ранних сумерках, разразились бы грозовой яростью боя.
  Без сомнения, так же как и я, тысячи людей, бодрствуя в эту ночь,
 думали о том, понимают ли нас марсиане. Поняли они, что нас миллионы и что
 мы организованны, дисциплинированны и действуем согласованно? Или для них
 наши выстрелы, неожиданные разрывы снарядов, упорная осада их укреплений
 то же самое, что для нас яростное нападение потревоженного пчелиного улья?
 Или они воображают, что могут истребить всех вас? (В это время еще никто
 не знал, чем питаются марсиане.) Сотни таких вопросов приходили мне в
 голову, пока я наблюдал за стоявшим на страже марсианином. Вместе с тем я
 думал о том, какое встретит их сопротивление на пути в Лондон. Вырыты ли
 ямы-западни? Удастся ли заманить их к пороховым заводам в Хаунслоу? Хватит

Страници книги
1| 2| 3| 4| 5| 6| 7| 8| 9| 10| 11| 12| 13| 14| 15| 16| 17| 18| 19| 20| 21| 22| 23| 24| 25| 26| 27| 28| 29| 30| 31| 32| 33| 34| 35| 36| 37| 38| 39| 40| 41| 42| 43| 44| 45| 46| 47| 48| 49| 50| 51| 52| 53| 54| 55| 56| 57| 58| 59| 60| 61| 62| 63| 64| 65| 66| 67| 68| 69| 70| 71| 72| 73| 74| 75| 76| 77| 78| 79| 80| 81| 82| 83| 84| 85| 86| 87| 88| 89| 90| 91