Война миров


  Марсиане в эту ночь почему-то берегли тепловой луч, может быть, потому,
 что у них был ограниченный запас материала для его производства, или
 потому, что они не хотели обращать страну в пустыню, а только подавить
 оказываемое им сопротивление. Это им, бесспорно, удалось. Ночь на
 понедельник была последней ночью организованной борьбы с марсианами. После
 этого никто уже не осмеливался выступить против них, всякое сопротивление
 казалось безнадежным. Даже экипажи торпедных катеров и миноносцев,
 поднявшихся вверх по Темзе со скорострельными пушками, отказались
 оставаться на реке, взбунтовались и ушли в море. Единственное, на что люди
 решались после этой ночи, - это закладка мин и устройство ловушек, но даже
 это делалось недостаточно планомерно.
  Можно только вообразить себе судьбу батарей Эшера, которые так
 напряженно выжидали во мраке. Там никого не осталось в живых. Представьте
 себе ожидание настороженных офицеров, орудийную прислугу, приготовившуюся
 к залпу, сложенные у орудий снаряды, обозную прислугу у передков лафетов с
 лошадьми, штатских зрителей, старающихся подойти возможно ближе, вечернюю
 тишину, санитарные фургоны и палатки походного лазарета с обожженными и
 ранеными из Уэйбриджа. Затем глухой раскат выстрелов марсиан и шальной
 снаряд, пролетевший над деревьями и домами и упавший в соседнем поле.
  Можно представить себе изумление и испуг при виде быстро
 развертывающихся колец и завитков надвигающегося черного облака, которое
 превращало сумерки в густой осязаемый мрак: непонятный и неуловимый враг
 настигает свои жертвы; охваченные паникой люди и лошади бегут, падают;
 вопли ужаса, брошенные орудия, люди, корчащиеся на земле, - и все
 расширяющийся черный конус газа. Потом ночь и смерть - и безмолвная дымная
 завеса над мертвецами.
  Перед рассветом черный газ разлился по улицам Ричмонда. Правительство
 теряло нити управления; в последнем усилии оно призвало население Лондона
 к бегству.
  16. УХОД ИЗ ЛОНДОНА
  Легко представить себе ту бушующую волну страха, которая прокатилась по
 величайшему городу мира рано утром в понедельник, - ручей беженцев, быстро
 выросший в поток, бурно пенившийся вокруг вокзалов, превращающийся в
 бешеный водоворот у судов на Темзе и устремляющийся всеми возможными
 путями к северу и к востоку. К десяти часам паника охватила полицию, к
 полудню - железнодорожную администрацию: административные единицы теряли
 связь друг с другом, растворялись в человеческом потоке и уносились на
 обломках быстро распадавшегося социального организма.
  Все железнодорожные линии к северу от Темзы и жители и юго-восточной
 части города были предупреждены еще в полночь в воскресенье, уже в два
 часа все поезда были переполнены, люди отчаянно дрались из-за мест в
 вагонах. К трем часам давка и драка происходили уже и на Бишопсгейт-стрит;
 на расстоянии нескольких сот ярдов от вокзала, на Ливерпуль-стрит,
 стреляли из револьверов, пускали в ход ножи, а полисмены, посланные
 регулировать движение, усталые и разъяренные, избивали дубинками людей,
 которых они должны были охранять.
  Скоро машинисты и кочегары стали отказываться возвращаться в Лондон;
 толпы отхлынули от вокзалов и устремились к шоссейным дорогам, ведущим на
 север. В полдень у Барнса видели марсианина; облако медленно оседавшего
 черного газа ползло по Темзе и равнине Ламбет, отрезав дорогу через мосты.
 Другое облако поползло по Илингу и окружило небольшую кучку уцелевших

Страници книги
1| 2| 3| 4| 5| 6| 7| 8| 9| 10| 11| 12| 13| 14| 15| 16| 17| 18| 19| 20| 21| 22| 23| 24| 25| 26| 27| 28| 29| 30| 31| 32| 33| 34| 35| 36| 37| 38| 39| 40| 41| 42| 43| 44| 45| 46| 47| 48| 49| 50| 51| 52| 53| 54| 55| 56| 57| 58| 59| 60| 61| 62| 63| 64| 65| 66| 67| 68| 69| 70| 71| 72| 73| 74| 75| 76| 77| 78| 79| 80| 81| 82| 83| 84| 85| 86| 87| 88| 89| 90| 91