Война миров


 только что держал пони; коляска удалялась по проселку, вихляя из стороны в
 сторону; обе женщины, обернувшись, следили за дракой. Противник, рослый
 детина, готовился нанести второй удар, но брат опередил его, ударив в
 челюсть. Потом, видя, что он остался один, брат увернулся от удара и
 побежал по проселку вслед за коляской, преследуемый по пятам своим
 противником; другой, удравший было, остановился, повернул обратно и теперь
 следовал за ним издали.
  Вдруг брат оступился и упал; его ближайший преследователь, споткнувшись
 о него, тоже упал, и брат, вскочив на ноги, снова очутился лицом к лицу с
 двумя противниками. У него было мало шансов справиться с ними, во в это
 время стройная брюнетка быстро остановила пони и поспешила к нему на
 помощь. Оказалось, у нее был револьвер, но он лежал под сиденьем, когда на
 них напали. Она выстрелила с расстояния в шесть ярдов, чуть не попав в
 брата. Менее храбрый из грабителей пустился наутек, его товарищ последовал
 за ним, проклиная его трусость. Оба они остановились поодаль на проселке,
 около третьего из нападавших, лежавшего на земле без движения.
  - Возьмите, - промолвила стройная дама, передавая брату свой револьвер.
  - Садитесь в коляску, - сказал брат, вытирая кровь с рассеченной губы.
  Она молча повернулась, и оба они, тяжело дыша, подошли к женщине в
 белом платье, которая еле сдерживала испуганного пони.
  Грабители не возобновили нападения. Обернувшись, брат увидел, что они
 уходят.
  - Я сяду здесь, если разрешите, - сказал он, взобравшись на пустое
 переднее сиденье. Брюнетка оглянулись через плечо.
  - Дайте мне вожжи, - сказала она и хлестнула пони. Через минуту
 грабителей не стало видно за поворотом дороги.
  Таким образом, совершенно неожиданно брат, запыхавшийся, с рассеченной
 губой, с опухшим подбородком и окровавленными пальцами, очутился в коляске
 вместе с двумя женщинами на незнакомой дороге.
  Он узнал, что одна на них жена, а другая младшая сестра врача из
 Стэнмора, который, возвращаясь ночью из Пиннера от тяжелобольного, услышал
 на одной из железнодорожных станций о приближении марсиан. Он поспешил
 домой, разбудил женщин - прислуга ушла от них за два дня перед тем, -
 уложил кое-какую провизию, сунул, к счастью для моего брата, свой
 револьвер под сиденье и сказал им, чтобы они ехали в Эджуэр и сели там на
 поезд. Сам он остался оповестить соседей и обещался нагнать их около
 половины пятого утра. Теперь уже около девяти, а его все нет. Остановиться
 в Эджуэре они не могли из-за наплыва беженцев и, таким образом, свернули
 на глухую дорогу.
  Все это они постепенно рассказали моему брату по пути к Нью-Барнету,
 где они сделали привал. Брат обещал не покидать их, по крайней мере, до
 тех пор, пока они не решат, что предпринять, или пока их не догонит врач.
 Желая успокоить женщин, брат уверял, что он отличный стрелок, хотя в жизни
 не держал в руках револьвера.
  Они расположились у дороги, и пони пристроился возле живой изгороди.
 Брат рассказал спутницам о своем бегстве из Лондона и сообщил им все, что
 слышал о марсианах и об их действиях. Солнце поднималось все выше, и скоро
 оживленный разговор сменился томительным ожиданием. По дороге прошло
 несколько беженцев; от них брат узнал кое-какие новости, еще более
 подтвердившие его убежденность в грандиозности разразившегося бедствия и
 необходимости дальнейшего бегства. Он сказал об этом своим спутницам.

Страници книги
1| 2| 3| 4| 5| 6| 7| 8| 9| 10| 11| 12| 13| 14| 15| 16| 17| 18| 19| 20| 21| 22| 23| 24| 25| 26| 27| 28| 29| 30| 31| 32| 33| 34| 35| 36| 37| 38| 39| 40| 41| 42| 43| 44| 45| 46| 47| 48| 49| 50| 51| 52| 53| 54| 55| 56| 57| 58| 59| 60| 61| 62| 63| 64| 65| 66| 67| 68| 69| 70| 71| 72| 73| 74| 75| 76| 77| 78| 79| 80| 81| 82| 83| 84| 85| 86| 87| 88| 89| 90| 91