Война миров


 страхом, становились на мгновение более энергичными. Жара и пыль истомили
 толпу. Кожа пересохла, губы почернели и потрескались. Всех мучила жажда,
 все устали, все натрудили ноги. Повсюду слышались споры, упреки, стоны
 изнеможения; у большинства голоса были хриплые и слабые. Вся толпа то и
 дело выкрикивала, точно припев:
  - Скорей, скорой! Марсиане идут!
  Некоторые останавливались в отходили в сторону от людского потока.
 Проселок, на котором стояла коляска, выходил на шоссе и казался
 ответвлением лондонской дороги. Его захлестывал бурный прилив, толпа
 оттесняла сюда более слабых; постояв здесь и отдохнув, они снова кидались
 в давку. Посреди дороги лежал человек с обнаженной ногой, перевязанной
 окровавленной тряпкой, и над ним склонились двое. Счастливец, у него
 нашлись друзья.
  Маленький старичок, с седыми подстриженными по-военному усами, в
 грязном черном сюртуке, выбрался, прихрамывая, из давки, сел на землю,
 снял башмак - носок был в крови, - вытряс мелкие камешки и снова надел.
 Девочка лет восьми-девяти бросилась на землю у забора неподалеку от моего
 брата и расплакалась:
  - Не могу больше идти! Не могу!
  Брат, очнувшись от столбняка, стал утешать девочку, поднял ее и отнес к
 мисс Элфинстон. Девочка испуганно притихла.
  - Эллен! - жалобно кричала какая-то женщина в толпе. - Эллен!
  Девочка вдруг вырвалась из рук брата с криком: "Мама!"
  - Они идут, - сказал человек, ехавший верхом по проселку.
  - Прочь с дороги, эй, вы! - кричал, привстав на козлах, какой-то кучер.
 Брат увидел закрытую карету, сворачивающую на проселок.
  Пешеходы расступились, расталкивая друг друга, чтобы не попасть под
 лошадь. Брат отвел пони ближе к забору, карета проехала мимо и
 остановилась на повороте. Это была карета с дышлом для пары, но впряжена
 была только одна лошадь.
  Брат смутно различал сквозь облако пыли, что двое мужчин вынесли
 кого-то из кареты на белых носилках и осторожно положили на траву у живой
 изгороди.
  Один из них подбежал к брату.
  - Есть тут где-нибудь вода? - спросил он. - Он умирает, пить просит...
 Это лорд Гаррик.
  - Лорд Гаррик? - воскликнул брат. - Коронный судья?
  - Где тут вода?
  - Может быть, в одном из этих домов есть водопровод, - сказал брат. - У
 нас нет воды. Я я боюсь оставить своих.
  Человек стал проталкиваться сквозь толпу к воротам углового дома.
  - Вперед! Вперед! - кричали люди, напирая на него. - Они идут! Не
 задерживайте!
  Брат заметил бородатого мужчину с орлиным профилем, в руке он нес
 небольшой саквояж; саквояж раскрылся, из него посыпались золотые соверены,
 со звоном падая на землю и катясь под ноги двигавшихся людей и лошадей.
 Бородатый мужчина остановился, тупо глядя на рассыпавшееся золото; оглобля
 кэба ударила его в плечо, он пошатнулся, вскрикнул и отскочил и сторону,
 чуть не попав под колесо.
  - Дорогу! - кричали ему. - Не останавливайтесь!
  Как только кэб проехал, бородатый мужчина бросился на землю, протянул

Страници книги
1| 2| 3| 4| 5| 6| 7| 8| 9| 10| 11| 12| 13| 14| 15| 16| 17| 18| 19| 20| 21| 22| 23| 24| 25| 26| 27| 28| 29| 30| 31| 32| 33| 34| 35| 36| 37| 38| 39| 40| 41| 42| 43| 44| 45| 46| 47| 48| 49| 50| 51| 52| 53| 54| 55| 56| 57| 58| 59| 60| 61| 62| 63| 64| 65| 66| 67| 68| 69| 70| 71| 72| 73| 74| 75| 76| 77| 78| 79| 80| 81| 82| 83| 84| 85| 86| 87| 88| 89| 90| 91