Война миров


 раз разветвлялась, и толпа немного убавилась.
  Они направились к востоку через Хэдли и здесь по обе стороны дороги
 увидели множество людей, пивших прямо из реки и дравшихся из-за места у
 воды. Еще дальше, с холма близ Ист-Барнета, они видели, как вдали
 медленно, без гудков, друг за другом двигались на север два поезда; не
 только вагоны, но даже тендеры с углем были облеплены народом. Очевидно,
 поезда эти заполнялись пассажирами еще до Лондона, потому что из-за паники
 посадка на центральных вокзалах была совершенно невозможна.
  Вскоре они остановились отдохнуть: все трое устали от пережитых
 волнений. Они чувствовали первые приступы голода, ночь была холодная,
 никто из них не решался уснуть. В сумерках мимо их стоянки проходили
 беженцы, спасаясь от неведомой опасности, - они шли в ту сторону, откуда
 приехал брат.
  17. "СЫН ГРОМА"
  Если бы марсиане добивались только разрушения, то они могли бы тогда
 же, в понедельник, уничтожить все население Лондона, пока оно медленно
 растекалось по ближайшим графствам. Не только по дороге к Барнету, но и по
 дорогам к Эджуэру и Уолтхем-Эбби, и на восток к Саусэнду и Шубэринесу, и к
 югу от Темзы, к Дилю и Бродстэрсу стремилась такая же обезумевшая толпа.
 Если бы в это июньское утро кто-нибудь, поднявшись на воздушном шаре в
 ослепительную синеву, взглянул на Лондон сверху, то ему показалось бы, что
 все северные и восточные дороги, расходящиеся от гигантского клубка улиц,
 испещрены черными точками, каждая точка - это человек, охваченный
 смертельным страхом и отчаянием. В конце предыдущей главы я передал
 рассказ моего брата о дороге через Чиппинг-Барнет, чтобы показать
 читателям, как воспринимал вблизи этот рой черных точек один из беженцев.
 Ни разу еще за всю историю не двигалось и не страдало вместе такое
 множество людей. Легендарные полчища готов и гуннов, огромные орды азиатов
 показались бы только каплей в этом потоке. Это было стихийное массовое
 движение, паническое, стадное бегство, всеобщее и ужасающее, без всякого
 порядка, без определенной цели; шесть миллионов людей, безоружных, без
 запасов еды, стремились куда-то очертя голову. Это было началом падения
 цивилизации, гибели человечества.
  Прямо под собой воздухоплаватель увидел бы сеть длинных широких улиц,
 дома, церкви, площади, перекрестки, сады, уже безлюдные, распростертые,
 точно огромная карта, запачканная в той части, где обозначены южные районы
 города. Над Илингом, Ричмондом, Уимблдоном словно какое-то чудовищное перо
 накапало чернильные кляксы. Безостановочно, неудержимо каждая клякса
 ширилась и растекалась, разветвляясь во все стороны и быстро переливаясь
 через возвышенности в какую-нибудь открывшуюся ложбину, - так расплывается
 чернильное пятно на промокательной бумаге.
  Дальше, за голубыми холмами, поднимавшимися на юг от реки, расхаживали
 марсиане в своей сверкающей броне, спокойно и методически выпуская в тот
 или иной район ядовитые облака газа; затем они рассеивали газ струями пара
 и не спеша занимали завоеванную территорию. Они, очевидно, не стремились
 все уничтожить, хотели только вызвать полную деморализацию и таким образом
 сломить всякое сопротивление. Они взрывали пороховые склады, перерезали
 телеграфные провода и портили в разных местах железнодорожное полотно. Они
 как бы подрезали человечеству подколенную жилу. По-видимому, они не
 торопились расширить зону своих действий и в этот день не пошли дальше
 центра Лондона. Возможно, что значительное количество лондонских жителей

Страници книги
1| 2| 3| 4| 5| 6| 7| 8| 9| 10| 11| 12| 13| 14| 15| 16| 17| 18| 19| 20| 21| 22| 23| 24| 25| 26| 27| 28| 29| 30| 31| 32| 33| 34| 35| 36| 37| 38| 39| 40| 41| 42| 43| 44| 45| 46| 47| 48| 49| 50| 51| 52| 53| 54| 55| 56| 57| 58| 59| 60| 61| 62| 63| 64| 65| 66| 67| 68| 69| 70| 71| 72| 73| 74| 75| 76| 77| 78| 79| 80| 81| 82| 83| 84| 85| 86| 87| 88| 89| 90| 91