Война миров


  - Гендерсон, - начал Оджилви, - прошлую дочь вы видели падающую звезду?
  - Ну?
  - Она на Хорселлской пустоши.
  - Боже мой! - воскликнул Гендерсон. - Упавший метеорит! Это интересно.
  - Но это не простой метеорит. Это цилиндр, искусственный цилиндр. И в
 нем что-то есть.
  Гендерсон выпрямился с лопатой в руке.
  - Что такое? - переспросил он. Он был туговат на одно ухо.
  Оджилви рассказал все, что видел. Гендерсон с минуту соображал. Потом
 бросил лопату, схватил пиджак и вышел на дорогу. Оба поспешно направились
 к метеориту. Цилиндр лежал все в том же положении. Звуков изнутри не было
 слышно, а между крышкой и корпусом цилиндра блестела тонкая металлическая
 нарезка. Воздух или вырывался наружу, или входил внутрь с резким свистом.
  Они стали прислушиваться, постучали палкой по слою нагара и, не получив
 ответа, решили, что человек или люди, заключенные внутри, либо потеряли
 сознание, либо умерли.
  Конечно, вдвоем они ничего не могли сделать. Они прокричали несколько
 ободряющих слов, пообещав вернуться, и поспешили в город за помощью.
 Возбужденные и растрепанные, запачканные песком, они бежали в ярком
 солнечном свете по узкой улице в тот утренний час, когда лавочники снимают
 ставни витрин, а обыватели раскрывают окна своих спален. Гендерсон прежде
 всего отправился на железнодорожную станцию, чтобы сообщить новость по
 телеграфу в Лондон. Газеты уже подготовили читателей к тому, чтобы
 услышать эту сенсационную новость.
  К восьми часам толпа мальчишек и зевак направлялась к пустоши, чтобы
 посмотреть на "мертвецов с Марса". Такова была первая версия о
 происшедшем. Я впервые услыхал об этом от своего газетчика в четверть
 девятого, когда вышел купить номер "Дейли кроникл". Разумеется, я был
 крайне поражен и немедленно пошел через Оттершоу-бридж к песчаному
 карьеру.
  3. НА ХОРСЕЛЛСКОЙ ПУСТОШИ
  Около огромной воронки, где лежал цилиндр, я застал человек двадцать. Я
 уже говорил, как выглядел этот колоссальный зарывшийся в землю снаряд.
 Дерн и гравий вокруг него обуглились, точно от внезапного взрыва.
 Очевидно, при ударе цилиндра вспыхнуло пламя. Гендерсона и Оджилви там не
 было. Вероятно, они решили, что пока ничего сделать нельзя, и ушли
 завтракать к Гендерсону.
  На краю ямы, болтая ногами, сидело четверо или пятеро мальчишек; они
 забавлялись (пока я не остановил их), бросая камешки в чудовищную махину.
 Потом, выслушав меня, они начали играть в пятнашки, бегая вокруг взрослых.
  Среди собравшихся были два велосипедиста, садовник-поденщик, которого я
 иногда нанимал, девушка с ребенком на руках, мясник Грегг со своим
 сынишкой, несколько гуляк и мальчиков, прислуживающих при игре в гольф и
 обычно снующих возле станции. Говорили мало. В то время в Англии немногие
 из простонародья имели представление об астрономии. Большинство зрителей
 спокойно смотрело на плоскую крышку цилиндра, которая находилась в том же
 положении, в каком ее оставили Оджилви и Гендерсон. Я думаю, все были
 разочарованы, найдя вместо обуглившихся тел неподвижную громаду цилиндра,
 некоторые уходили домой, вместо них подходили другие. Я спустился в яму, и
 мне показалось, что я ощущаю слабое колебание под ногами. Крышка была
 неподвижна.

Страници книги
1| 2| 3| 4| 5| 6| 7| 8| 9| 10| 11| 12| 13| 14| 15| 16| 17| 18| 19| 20| 21| 22| 23| 24| 25| 26| 27| 28| 29| 30| 31| 32| 33| 34| 35| 36| 37| 38| 39| 40| 41| 42| 43| 44| 45| 46| 47| 48| 49| 50| 51| 52| 53| 54| 55| 56| 57| 58| 59| 60| 61| 62| 63| 64| 65| 66| 67| 68| 69| 70| 71| 72| 73| 74| 75| 76| 77| 78| 79| 80| 81| 82| 83| 84| 85| 86| 87| 88| 89| 90| 91