Война миров


 приспособлениях, которыми они пользовались. Мы с нашими велосипедами и
 прочими средствами передвижения, с нашими летательными аппаратами
 Лилиенталя, с нашими пушками, ружьями и всем прочим находимся только в
 начале той эволюции, которую уже проделали марсиане. Они сделались как бы
 чистым разумом, пользующимся различными машинами смотря по надобности,
 точно так же как человек меняет одежду, берет для скорости передвижения
 велосипед или зонт для защиты от дождя. В машинах марсиан для нас
 удивительней всего совершенное отсутствие важнейшего элемента почти всех
 человеческих изобретений в области механики - колеса; ни в одной машине из
 доставленных ими на Землю нет даже подобия колес. Можно было бы ожидать,
 что у них применяются колеса, по крайней мере, для передвижения. Однако в
 связи с этим любопытно отметить, что природа даже и на Земле не знает
 колес и предпочитает достигать своих целей другими средствами. Марсиане
 тоже не знают (что, впрочем, маловероятно) или избегают колес и очень
 редко пользуются в своих аппаратах неподвижными или относительно
 неподвижными осями с круговым движением, сосредоточенным в одной
 плоскости. Почти все соединения в их машинах представляют собой сложную
 систему скользящих деталей, двигающихся на небольших, искусно изогнутых
 подшипниках. Затронув эту тему, я должен упомянуть и о том, что длинные
 рычажные соединения в машинах марсиан приводятся в движение подобием
 мускулатуры, состоящим из дисков в эластичной оболочке; эти диски
 поляризуются при прохождении электрического тока и плотно прилегают друг к
 другу. Благодаря такому устройству получается странное сходство с
 движениями живого существа, столь поражавшее и даже ошеломлявшее
 наблюдателя. Такого рода подобия мускулов находились в изобилии и в той
 напоминавшей краба многорукой машине, которая "распаковывала" цилиндр,
 когда я первый раз заглянул в щель. Она казалась гораздо более живой, чем
 марсиане, лежавшие возле нее и освещенные косыми лучами восходящего
 солнца; они тяжело дышали, шевелили щупальцами и еле передвигались после
 утомительного перелета в межпланетном пространстве.
  Я долго наблюдал за их медлительными движениями при свете солнца и
 подмечал особенности их строения, пока священник не напомнил о своем
 присутствии, неожиданно схватив меня за руку. Я обернулся и увидел его
 нахмуренное лицо и сердито сжатые губы. Он хотел тоже посмотреть в щель:
 место было только для одного. Таким образом, я должен был на время
 отказаться от наблюдений за марсианами и предоставить эту привилегию ему.
  Когда я снова заглянул в щель, многорукая машина уже успела собрать
 части вынутого из цилиндра аппарата; новая машина имела точно такую же
 форму, как и первая. Внизу налево работал какой-то небольшой механизм;
 выпуская клубы зеленого дыма, он рыл землю и продвигался вокруг ямы,
 углубляя и выравнивая ее. Эта машина и производила тот размеренный гул, от
 которого сотрясалось наше полуразрушенное убежище. Машина дымила и
 свистела во время работы. Насколько я мог судить, никто не управлял ею.
  3. ДНИ ЗАТОЧЕНИЯ
  Появление второго боевого треножника загнало нас в судомойню, так как
 мы опасались, что со своей вышки марсианин заметит нас за нашим
 прикрытием. Позже мы поняли, что наше убежище должно казаться находившимся
 на ярком свете марсианам темным пятном, и перестали бояться, но сначала
 при каждом приближении марсиан мы в панике бросались в судомойню. Однако,
 невзирая на опасность, нас неудержимо тянуло к щели. Теперь я с удивлением
 вспоминаю, что, несмотря на всю безвыходность нашего положения - ведь нам

Страници книги
1| 2| 3| 4| 5| 6| 7| 8| 9| 10| 11| 12| 13| 14| 15| 16| 17| 18| 19| 20| 21| 22| 23| 24| 25| 26| 27| 28| 29| 30| 31| 32| 33| 34| 35| 36| 37| 38| 39| 40| 41| 42| 43| 44| 45| 46| 47| 48| 49| 50| 51| 52| 53| 54| 55| 56| 57| 58| 59| 60| 61| 62| 63| 64| 65| 66| 67| 68| 69| 70| 71| 72| 73| 74| 75| 76| 77| 78| 79| 80| 81| 82| 83| 84| 85| 86| 87| 88| 89| 90| 91