Война миров


 закрыт разрушенным домом, - и нигде я не заметил никаких признаков
 марсиан. Яма начиналась как раз у моих ног, но по щебню можно было
 взобраться на груду обломков. Значит, я спасен! Я весь затрепетал.
  Несколько минут я стоял в нерешительности, потом в порыве отчаянной
 смелости, с бьющимся сердцем вскарабкался на вершину развалин, под
 которыми я был так долго заживо погребен.
  Я осмотрелся еще раз. И к северу тоже ни одного марсианина.
  Когда в последний раз я видел эту часть Шина при дневном свете, здесь
 тянулась извилистая улица - нарядные белые и красные домики, окруженные
 тенистыми деревьями. Теперь я стоял на груде мусора, кирпичей, глины и
 песка, густо поросшей какими-то похожими на кактус, по колено высотой,
 красными растениями, заглушившими всю земную растительность. Деревья
 кругом стояли оголенные, черные; по еще живым стволам взбирались красные
 побеги.
  Окрестные дома все были разрушены, но ни один не сгорел; стены уцелели
 до второго этажа, но все окна были разбиты, двери сорваны. Красная трава
 буйно росла даже в комнатах. Подо мной в яме вороны дрались из-за падали.
 Множество птиц порхало по развалинам. По стене одного дома осторожно
 спускалась тощая кошка; но признаков людей я не видел нигде.
  День показался мне после моего заточения ослепительным, небо -
 ярко-голубым. Легкий ветерок слегка шевелил красную траву, разросшуюся
 повсюду, как бурьян. О, каким сладостным показался мне воздух!
  6. ЧТО СДЕЛАЛИ МАРСИАНЕ ЗА ДВЕ НЕДЕЛИ
  Несколько минут я стоял, пошатываясь, на груде мусора и обломков,
 совершенно забыв про опасность. В той зловонной берлоге, откуда я только
 что вылез, я все время думал лишь об угрожавшей мне опасности. Я не знал,
 что произошло за эти дни, не ожидал такого поразительного зрелища. Я думал
 увидеть Шин в развалинах - передо мной расстилался странный и зловещий
 ландшафт, словно на другой планете.
  В эту минуту я испытал чувство, чуждое людям, но хорошо знакомое
 подвластным нам животным. Я испытал то, что чувствует кролик,
 возвратившийся к своей норке и вдруг обнаруживший, что землекопы срыли до
 основания его жилище. Тогда я впервые смутно ощутил то, что потом стало
 мне вполне ясно, что угнетало меня уже много дней, - чувство
 развенчанности, убеждение, что я уже не царь Земли, а животное среди
 других тварей под пятой марсиан. С нами будет то же, что и с другими
 животными, - нас будут выслеживать, травить, а мы будем убегать и
 прятаться: царство человека кончилось.
  Эта мысль промелькнула и исчезла, и мной всецело овладело чувство
 голода: ведь я уже столько времени не ел! Невдалеке от ямы, за оградой,
 заросшей красной травой, я заметил уцелевший клочок сада. Это внушило мне
 некоторую надежду, и я стал пробираться, увязая по колено, а то и по шею в
 красной траве и чувствуя себя в безопасности под ее прикрытием. Стена сада
 была около шести футов высоты, и когда я попробовал вскарабкаться на нее,
 оказалось, что я не в силах занести ногу. Я прошел дальше вдоль стены до
 угла, где увидел искусственный холм, взобрался на него и спрыгнул в сад.
 Тут я нашел несколько луковиц шпажника и много мелкой моркови. Собрав все
 это, я перелез через разрушенную стену и направился к Кью между деревьями,
 обвитыми багряной и карминовой порослью; это походило на прогулку среди
 кровавых сталактитов. Мной владела лишь одна мысль: набрать побольше
 съестного и бежать, уйти как можно скорей из этой проклятой, непохожей на

Страници книги
1| 2| 3| 4| 5| 6| 7| 8| 9| 10| 11| 12| 13| 14| 15| 16| 17| 18| 19| 20| 21| 22| 23| 24| 25| 26| 27| 28| 29| 30| 31| 32| 33| 34| 35| 36| 37| 38| 39| 40| 41| 42| 43| 44| 45| 46| 47| 48| 49| 50| 51| 52| 53| 54| 55| 56| 57| 58| 59| 60| 61| 62| 63| 64| 65| 66| 67| 68| 69| 70| 71| 72| 73| 74| 75| 76| 77| 78| 79| 80| 81| 82| 83| 84| 85| 86| 87| 88| 89| 90| 91