Война миров


 убийстве, я стал размышлять о марсианах и о моей жене. Что касается
 первых, то у меня не было данных для каких-либо заключений, я мог
 предполагать что угодно. Со вторым пунктом дело обстояло ничуть не лучше.
 Ночь превратилась в кошмар. Я сидел на постели, всматриваясь в темноту. Я
 молил о том, чтобы тепловой луч внезапно и без мучений оборвал ее
 существование. Я еще ни разу не молился после той ночи, когда возвращался
 из Лезерхэда. Правда, находясь на волосок от смерти, я бормотал молитвы,
 но механически, так же, как язычник бормочет свои заклинания. Но теперь я
 молился по-настоящему, всем своим разумом и волей, перед лицом мрака,
 скрывавшего божество. Странная ночь! Она показалась мне еще более
 странной, когда на рассвете я, недавно беседовавший с богом, крадучись
 выбирался из дому, точно крыса из своего укрытия, - правда, покрупнее, чем
 крыса, но тем не менее я был низшим животным, которое могут из чистой
 прихоти поймать и убить. Быть может, и животные по-своему молятся богу.
 Эта война, по крайней мере, научила нас жалости к тем лишенным разума
 существам, которые находятся в нашей власти.
  Утро было ясное и теплое. На востоке небо розовело и клубились золотые
 облачка. По дороге с вершины Путни-Хилла к Уимблдону виднелись следы того
 панического потока, который устремился отсюда к Лондону в ночь на
 понедельник, когда началось сражение с марсианами: двухколесная ручная
 тележка с надписью "Томас Лобб, зеленщик, Нью-Молден", со сломанным
 колосом и разбитым жестяным ящиком, чья-то соломенная шляпа, втоптанная в
 затвердевшую теперь грязь, а на вершине Уэст-Хилла - осколки разбитое
 стекла с пятнами крови у опрокинутой колоды для водопоя. Я шел медленно,
 не зная, что предпринять. Я хотел пробраться в Лезерхэд, хотя и знал, что
 меньше всего надежды было отыскать жену там. Без сомнения, если только
 смерть внезапно не настигла ее родных; они бежали оттуда вместе с ней; но
 мне казалось, что там я мог бы разузнать, куда бежали жители Сэррея. Я
 хотел найти жену, но не знал, как ее найти, я тосковал по ней, я тосковал
 по всему человечеству. Я остро чувствовал свое одиночество. Свернув на
 перекрестке, я направился к обширной Уимблдонской равнине.
  На темной почве выделялись желтые пятна дрока и ракитника; красной
 травы не было видно. Я осторожна пробирался по краю открытого
 пространства. Между тем взошло солнце, заливая все кругом своим
 живительным светом. Я увидел в луже под деревьями выводок головастиков и
 остановился. Я смотрел на них, учась у них жизненному упорству. Вдруг я
 круто повернулся - я почувствовал, что за мной наблюдают, и, вглядевшись,
 заметил, что кто-то прячется в кустах. Постояв, я сделал шаг к кустам;
 оттуда высунулся человек, вооруженный тесаком. Я медленно приблизился к
 нему. Он стоял молча, не шевелясь, и смотрел на меня.
  Подойдя еще ближе, я разглядел, что он весь в пыли и в грязи, совсем
 как я, - можно было подумать, что его протащили по канализационной трубе.
 Подойдя еще ближе, я увидел, что одежда на нем вся в зеленых пятнах ила, в
 коричневых лепешках засохшей глины и в саже. Черные волосы падали ему на
 глаза, лицо было грязное и осунувшееся, так что в первую минуту я не узнал
 его. На его подбородке алел незаживший рубец.
  - Стой! - закричал он, когда я подошел к нему на расстояние десяти
 ярдов. Я остановился. Голос у него был хриплый. - Откуда вы идете? -
 спросил он.
  Я настороженно наблюдал за ним.
  - Я иду из Мортлейка, - ответил я. - Меня засыпало возле ямы, которую

Страници книги
1| 2| 3| 4| 5| 6| 7| 8| 9| 10| 11| 12| 13| 14| 15| 16| 17| 18| 19| 20| 21| 22| 23| 24| 25| 26| 27| 28| 29| 30| 31| 32| 33| 34| 35| 36| 37| 38| 39| 40| 41| 42| 43| 44| 45| 46| 47| 48| 49| 50| 51| 52| 53| 54| 55| 56| 57| 58| 59| 60| 61| 62| 63| 64| 65| 66| 67| 68| 69| 70| 71| 72| 73| 74| 75| 76| 77| 78| 79| 80| 81| 82| 83| 84| 85| 86| 87| 88| 89| 90| 91

 
Нэнни с пребиотиками 2 купить узнать больше.