Война миров


 улла..." Когда я шел по улицам, ведущим к северу, вой становился все
 громче; строения, казалось, то заглушали его, то усиливали. Особенно гулко
 отдавался он на Эксибишн-роуд. Я остановился и посмотрел на Кенсингтонский
 парк, прислушиваясь к отдаленному странному вою. Казалось, все эти
 опустелые строения обрели голос и жаловались на страх и одиночество.
  "Улла... улла... улла... улла..." - раздавался этот нечеловеческий
 плач, и волны звуков расходились по широкой солнечной улице среди высоких
 зданий. В недоумении я повернул к северу, к железным воротам Гайд-парка. Я
 думал зайти в Естественноисторический музей, забраться на башню и
 посмотреть на парк сверху. Потом я решил остаться внизу, где можно было
 легче спрятаться, и зашагал дальше по Эксибишн-роуд. Обширные здания по
 обе стороны дороги были пусты, мои шаги отдавались в тишине гулким эхом.
  Наверху, недалеко от ворот парка, я увидел странную картину -
 опрокинутый омнибус и скелет лошади, начисто обглоданный. Постояв немного,
 я пошел дальше к мосту через Серпентайн. Вой становился все громче и
 громче, хотя к северу от парка над крышами домов ничего не было видно,
 только на северо-западе поднималась пелена дыма.
  "Улла... улла... улла... улла..." - выл голос, как мне казалось,
 откуда-то со стороны Риджент-парка. Этот одинокий жалобный крик действовал
 удручающе. Вся моя смелость пропала. Мной овладела тоска. Я почувствовал,
 что страшно устал, натер ноги, что меня мучат голод и жажда.
  Было уже за полдень. Зачем я брожу по этому городу мертвых, почему я
 один жив, когда весь Лондон лежит как труп в черном саване? Я почувствовал
 себя бесконечно одиноким. Вспомнил о прежних друзьях, давно забытых.
 Подумал о ядах в аптеках, об алкоголе в погребах виноторговцев; вспомнил о
 двух несчастных, которые, как я думал, вместе со мною владеют всем
 Лондоном...
  Через Мраморную арку я вышел на Оксфорд-стрит. Здесь опять были черная
 пыль и трупы, из решетчатых подвальных люков некоторых домов доносился
 запах тления. От долгого блуждания по жаре меня томила жажда. С великим
 трудом мне удалось проникнуть в какой-то ресторан и раздобыть еды и питья.
 Потом, почувствовав сильную усталость, я прошел в гостиную за буфетом,
 улегся на черный диван, набитый конским волосом, и уснул.
  Когда я проснулся, проклятый вой по-прежнему раздавался в ушах:
 "Улла... улла... улла... улла..." Уже смеркалось. Я разыскал в буфете
 несколько сухарей и сыру - там был полный обед, но от кушаний остались
 только клубки червей. Я отправился на Бэйкер-стрит по пустынным скверам, -
 могу вспомнить название лишь одного из них: Портмен-сквер, - и наконец
 вышел к Риджент-парку. Когда я спускался с Бэйкер-стрит, я увидел вдали
 над деревьями, на светлом фоне заката, колпак гиганта-марсианина, который
 и издавал этот вой. Я ничуть не испугался. Я спокойно шел прямо на пего.
 Несколько минут я наблюдал за ним: он не двигался. По-видимому, он просто
 стоял и выл. Я не мог догадаться, что значил этот беспрерывный вой.
  Я пытался принять какое-нибудь решение. Но непрерывный вой "улла...
 улла... улла... улла..." мешал мне сосредоточиться. Может быть, причиной
 моего бесстрашия была усталость. Мне захотелось узнать причину этого
 монотонного воя. Я повернул назад и вышел на Парк-роуд, намереваясь
 обогнуть парк; я пробрался под прикрытием террас, чтобы посмотреть на
 этого неподвижного воющего марсианина со стороны Сент-Джонс-Вуда. Отойдя
 ярдов на двести от Бэйкер-стрит, я услыхал разноголосый собачий лай и
 увидел сперва одну собаку с куском гнилого красного мяса в зубах,

Страници книги
1| 2| 3| 4| 5| 6| 7| 8| 9| 10| 11| 12| 13| 14| 15| 16| 17| 18| 19| 20| 21| 22| 23| 24| 25| 26| 27| 28| 29| 30| 31| 32| 33| 34| 35| 36| 37| 38| 39| 40| 41| 42| 43| 44| 45| 46| 47| 48| 49| 50| 51| 52| 53| 54| 55| 56| 57| 58| 59| 60| 61| 62| 63| 64| 65| 66| 67| 68| 69| 70| 71| 72| 73| 74| 75| 76| 77| 78| 79| 80| 81| 82| 83| 84| 85| 86| 87| 88| 89| 90| 91

 
официальный сайт зенит арена